Back
Home
Up
Next

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Исследование операций в бизнес образовании

Статья опубликована в
(2002), "Стандарты и системная методология бизнес-образования", Стандарты и качество, 9

© Сергей Рубцов , 2001

Идейной основой действующего в России стандарта бизнес-образования является допущение существования единой основы экономических знаний, разделяемой мировым сообществом. В статье анализируется соответствие действующего стандарта бизнес-образования текущим потребностям потребителя продукции системы образования. Показывается, что единой международной основы экономических знаний, разделяемым мировым научным сообществом пока не существует. Акцентируется внимание на то, что современное состояние научной мысли характеризуется конкурентным противоборством научных школ за раздел еще не сформированного международного рынка бизнес-образования. Неучет этого фактора является демонстрацией игнорирования интересов потенциального потребителя продукции учебных заведений. На взгляд автора попытка детализировать предмет обучения без конкретизации инструментов обучения является основным недостатком действующего стандарта в бизнес образовании. В статье формулируются основные требования к дидактической системе «методология обучения - единая основа экономических знаний», которые могут быть учтены при разработке новой редакции стандарта для бизнес-образования, ориентированной на удовлетворение интересов потребителя продукции образовательной системы.

 

О стандартизации российского бизнес-образования

Более года прошло с момента ввода в действия новых государственных стандартов высшего образования. Как известно, эта работа проводилась во исполнение Статьи 5 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", которая полностью посвящена образовательным стандартам. Среди изменений, имеющих общее значение, новшеством закона в части экономических дисциплин явился переход от единого блока минимальных требований к нескольким блокам требований к получаемым знаниям. Основная декларируемая цель такого изменения - обеспечение международного признания (эквивалентности) соответствующих документов о бизнес-образовании. При этом предполагалось, что все эти блоки базируются на единой методологической основе экономических знаний, разделяемым мировым научным сообществом.

Отсюда понятно, что работа сотрудников РАН, вложивших основной вклад в разработку стандарта, свелась к разделению базовых и иных дисциплин, классификации и группированию последних и распределению учебных часов по всему множеству дисциплин. Анализ основных аргументов, используемых при решении такой задачи выбора, показывает, что решающее правило авторитетных экспертов состояло все-таки в учете в первую очередь мнения лоббирующих групп ( Эк. факультет МГУ, РЭА им. Г.В. Плеханова, ГУ–ВШЭ и др. ) и некого аморфного представления о единой основе экономических знаний, “признаваемой” в мире.

Последняя особенность выбора, свидетельствует о неучете факта существования двух основных течений в системе бизнес-образования, сформировавшихся в последние два десятилетия:

· первого - неоклассического, которое является объединением всех лучших «продуктов» гарвардской и слоуновской школ, и

· второго – «кибернетического», развиваемого в настоящее время в рамках форрестеровской научной школы.

Основное отличие этих течений состоит в даваемом ими ответе на вопрос «Как учить?», который, к сожалению, игнорирует действующий российский стандарт бизнес-образования. Выбор методологии обучения оказался вне юрисдикции стандарта, что является нарушением важнейшего системного принципа, декларирующего соответствие методологии обучения и его содержательной части. Следствием такого нарушения явилось упущение из виду новых для официальной российской системы бизнес-образования методов обучения и контроля качества обучения, давно апробированные за рубежом. В частности, не определены статус и классифицирующие признаки методов контроля при дистанционном обучении, обучении на имитационных моделях и обучении на «кейсах».

Многочисленные логические неувязки существующего стандарта, подробно проанализированы в статье [1]. Целью настоящей работы является напомнить, что единой основы экономических знаний, разделяемым мировым научным сообществом пока не существует, и появление ее в ближайшем будущем по ряду объективных причин не предвидится. В статье акцентируется внимание на то, что современное состояние научной мысли характеризуется конкурентным противоборством научных школ за раздел еще не сформированного международного рынка бизнес-образования. Неучет этого фактора является демонстрацией игнорирования интересов потенциального потребителя продукции учебных заведений. С учетом последних достижений в сфере бизнес-образования в статье формулируются основные требования к дидактической системе «методология обучения - единая основа экономических знаний», которые могут быть учтены при разработке новой редакции стандарта для бизнес-образования, ориентированной на удовлетворение интересов потребителя продукции образовательной системы.

Бизнес-образование как международный рынок

Мало кем отрицается прагматичная природа современного мира, в котором даже такое понятие, как религия, стало полноправным объектом бизнеса. Область мировоззрений, идеологий, научных парадигм, ментальных процессов человека – это та слабо формализованная ткань, в которую могут быть вплетены нити различных цветов. Споры о вкусах в этом случае малопродуктивны. Однако в области идеологии управления эти споры идут непрерывно и имеют очень жесткий характер. Не последней скрипкой в этом оркестре идей является бизнес-образование.

Не для кого не секрет, на сколько сильна конкуренция между вузами или научными институтами, специализирующимися в бизнес-образовании и исследованиях бизнес-процессов. Многие представляют себе образование как общественную службу, ответственную за правильные мотивации молодых людей. Напротив, для инвесторов, ищущих перспективные рынки, образование – это ежегодный мировой оборот товаров и услуг объемом $ 1 000 млрд., рынок труда в 50 млн. человек, и 1 млрд. потенциальных клиентов в студенческой форме. На рынке образования происходит жестокая схватка за абитуриентов, государственные субсидии, корпоративные образовательные заказы и коммерческие проекты. Эта конкуренция, подстегиваемая либерализацией экономики, давно уже приобрела международный характер, и она обостряется с развитием технологий дистанционного обучения. Больше того, внедрение новых технологий обучения, за которыми стоят такие известные корпорации, как IBM, DEC, Apple Computer, Disney, Microsoft и другие, давно уже наводит на мысль, что многие известнейшие учебные заведения стали частью их коммерческих проектов.

Для укрепления рыночных позиций приобретает все большее значение имидж учебного заведения, в формировании которого не последнюю роль играют имена известных ученых – преподавателей (Майкл Портер, Пол Лоуренс, Рональд Хейфец HarvardUniversity; Питер Лоранж – лозанская IMD; Джей ФоррестерMIT; Стэффорд Бир – пенсильванская Wharton school и т.д.). Можно сказать, первое слагаемое величия бизнес-школы – это выдающиеся преподаватели. Однако, у медали всегда есть две стороны.

Последний фактор во многом является причиной того, о чем писал Милтон Фридман, нобелевский лауреат 1976 г., обосновывая право абитуриента на выбор образования. Он отметил, что перемены в системе образования в США происходят в большей степени в интересах преподавателей и бюрократии под влиянием мнения авторитетных интеллектуалов [2]. В противоборстве научных школ и вузов не может не быть негативных моментов. Большинство изданий, освещающих теоретические и практические достижения в организационном управлении, при всей их значимости для развития науки об управлении, являются корпоративно или ассоциативно связанными с вузами, и часто отражают лишь узкие интересы определенных научных школ, проводят политику учебных заведений и корпораций-доноров.

Противоборство педагогических систем, научных школ и национальных интересов выливается в лоббирование тех или иных программ через международные институты. Например, продвигая глобальную идею либерализации, Всемирная Торговая Организация (WTO) определила 4 понятия для описания различных видов услуг в международной торговле. Для каждого из них определяются специфические требования по либерализации:

1. Для образования, понятие "потребление за границей" ("consumption abroad") является одним из наиболее важных, а для высшего образования - в особенности. В 1995 оборот всего бизнеса, связанного с обучением за границей, составил $27 млрд. США занимают львиную долю этого рынка ($7 млрд.), за которыми следуют Франция, Германия и Великобритания. В этой области адвокаты либерализации стремятся снять ограничения на перемещение студентов (иммиграционные, валютный контроль и непризнание эквивалентов образования).

2. Понятие "международная поставка услуг" ("cross-border supply of services") рассматривается в контексте учебных курсов, распространяемых через Internet или на дисках CD-Rom и DVD. Это наиболее быстро растущий сектор рынка образовательных услуг. Защитники либерализации стремятся облегчить доступ молодежи к Internet, дерегулировать географические ограничения, оптимизировать условия информационного доступа и равенство условий для учебных курсов, а также признание дипломов на международном уровне.

3. "Коммерческое присутствие" ("сommercial presence") - понятие используемое WTO для определения частных обучающих институтов, контролируемых иностранными фирмами. Одно из препятствий для развития этого сектора рынка - отказ признавать иностранные институты, выдаваемые ими дипломы и т.д.

4. Четвертая категория - "присутствие физических лиц" ("presence of natural persons"), вводится для описания препятствий, связанных с ограничениями на количество преподавателей-иностранцев.

Рынок часто находится в противоречии с общими для любой области человеческой деятельности, включая образование, изменениями, происходящими под влиянием технического прогресса и развития смежных прикладных областей. В этих условиях совершенно объективным фактором является смена научных парадигм, сопровождающаяся устареванием авторитетных и появлением новых научных школ. Такая смена не может происходить мирно, поскольку в нее вовлечены люди с их профессиональными интересами, амбициями и представлениями о справедливости. Можно уверенно утверждать, что противоборствующие научные школы (устаревающие и новые) возникают как реальное явление единовременно под влиянием групповых интересов. Это естественно и неосуждаемо. Что же касается научной истины, то очевидно, что от конфликта научных школ она не всегда выигрывает. Истина может родиться в споре по крайней мере тогда, когда спорящие используют единый язык общения. Важнейшим отличием научных школ, как правило, является отличие языка общения L. А это много серьезнее известных семантических «джунглей» в науке об управлении организациями.

Поэтому осознание рыночной природы системы образования – это важнейшее условие не только трезвой оценки предложений отечественных и зарубежных вузов, но и формирования адекватных требований к выпускникам вузов – будущему руководящему звену, которые должен формулировать заказчик (государственные учреждения; корпорации; собственно, учащиеся и их спонсоры).

Современность и бизнес-образование

Каждый год в мире издаются тысячи книг о бизнесе. Только в США различные организации тратят ежегодно больше 60 млрд. долларов на обучение, преимущественно на обучение ведению бизнеса. Компании платят миллиарды долларов в год консультантам. Более 80 тыс. студентов в год в США получают в школах бизнеса дипломы по управленческим специальностям. В США функционируют тысячи консультационных фирм, оказывающих государственному сектору и частным компаниям услуги в различных управленческих задачах. Годовой оборот этой отрасли услуг составляет миллиарды долларов, среднегодовые темпы роста - не менее 15% в год. Поэтому логично, что конец 1990-х знаменателен рождением отечественных бизнес консалтинговых фирм, а также активным проникновением на российский рынок некоторых крупных западных консалтинговых компаний. В первую очередь это - McKinsey & Co., Price Waterhouse, Arthur Andersen, Ernst & Young, KPMG, Deloitte & Touche, Accenture (до 2001г. Andersen Consulting), EDS/A.T. Kearney, Oracle, Computer Sciences Corporation, SAIC/Bellcore, Booz Allen & Hamilton, IBM Global Services Consulting, Unisys и др. Все свидетельствует о том, что руководители предприятий и организаций начили проявлять интерес к привлечению бизнес-аналитиков для оказания помощи в управлении. Несколько десятков российских бизнес-школ, откликнувшись на потенциальный рост такого интереса, начали подготовку выпускников по программам МБА.

Вопросы качества бизнес-образования везде и всегда выдвигались на первый план. Поэтому можно надеяться, что развиваясь по законам бизнеса, система образования в России неминуемо в будущем перейдет в новое состояние - от ориентации на сегодняшнего не очень искушенного потребителя ее услуг к ориентации на удовлетворение в перспективе потребностей внешней среды, формирующей требования к выпускникам учебных заведений. Однако, ориентиры бизнес образования на пороге XXI века понимаются далеко неоднозначно.

Справедливо предполагается, что целью обучения в бизнес-школах является овладение приемами совершенствования своих будущих компаний. Однако, не только в России, но и за рубежом не сокращается количество “рекламаций”, предъявляемых учебным заведениям. В частности, весь объем знаний, получаемый выпускниками, не снимает один досадный вопрос: ”Если мы так хорошо подготовлены и информированы, то почему же мы так неэффективны?” L. Этот феномен достоин специального изучения.

В последние годы в России вышли в свет работы отечественных авторов по проблемам теории организационного управления, финансовому организационному управлению, управлению персоналом. В некоторых из них за основу берутся идеи известных западных ученых. В работах Игоря Ансоффа, Мишеля Портера, Джона Пирса и Ричарда Робинсона, Филипа Котлера, Розабет Кантер, Ричарда Дафта и др. авторов используется ряд одинаково звучащих понятий, которые в силу специфики содержания и неоднозначности использования в экономических знаниях нередко толкуются по-разному. А это вносит дополнительные трудности использования их достижений при составлении учебных программ L . Проблема усложняется еще и тем, что безусловная важность публикаций работ известных авторов имеет и отрицательный аспект. Речь идет как об уже устаревших концепциях управления, пропагандируемых в этих работах, так и о забвении передовых достижений отечественных специалистов в прошлом (например, в области автоматизации управления организациями) L . Так исторически сложилось, что в бывшем СССР в условиях жесткой централизации народного хозяйства развивались те разделы общей теории управления, которым не придавалось большого значения в других индустриально развитых странах. В первую очередь это касается кибернетических подходов к управлению социально-техническими системами, к профессиональному уровню разработок которых только в конце 1990-х годов приблизились некоторые зарубежные авторы.

Новые методы организационного управления активно использует для управления организациями математические методы, достижения теории автоматического регулирования и системы поддержки принятия управляющих решений. Наука об управлении становится все менее гуманитарной и все более технократичной.

Подходы к обучению приемам управления организациями определились и оформились наиболее отчетливо в 50-е годы в гарвардской и слоуновской школах. Хотя споры между их сторонниками продолжаются и по сей день, эти школы уже не столь различны по сути и получаемым результатам. При сохранении основного отличия, заключающегося в том, как идет обучение - от общего к частному или от частного к общему, эти школы ориентируются, как правило, на подготовку руководителей-операторов, а не руководителей-творцов. Выпускники таких бизнес школ ориентированы на управление предприятием, как инструментом, но не на его "проектирование и модификацию".

Системный подход и бизнес-образование

Мир идет по пути формализации накопленных знаний к их объединению в базы знаний коллективного пользования, позволяющие в полной мере использовать достижения технического прогресса в области информатизации. Поэтому наиболее грустным современным явлением является некоторое обособление научной школы, рассматривающей организационное управление, именно, как науку, а не искусство L. Речь идет о такой области знаний как исследование операций. Под этим «размытым» понятием понимается все множество исследований человеческой деятельности, использующих «точные» научные методы для повышения эффективности операций человеко-машинных, организационных и организационно-технических (эргатических) систем.

Подпись:   Рис. 1. Иерархия научных исследованийЕсли бы существовала общая теория управления, то результаты исследования операций сформировали бы верхушку классификации исследований (см. Рис.), на уровне основания которой наиболее часто и происходит «отсечение» информации, включаемой в традиционные учебные программы по организационному управлению. Этот уровень – разделитель двух областей, где применяются различные методологии исследований проблематики управления: (1) «научная» эвристика и (2) системный анализ. Эти области имеют существенные отличия. Некоторые из них применительно к способам решения проблем управления перечислены в Табл.

Бесспорно, «научная» эвристика, как методология, является важнейшим инструментом познания. Основные приемы, которые использует эта методология, это – выдвижение гипотез и поиск подтверждений гипотез (проведение экспериментов). Поскольку ни один эксперимент не может являться доказательством гипотезы, то при эвристических исследованиях, как правило, не ставится задача проверки правильности гипотез или полноты множества выдвигаемых гипотез. Ярким примером эвристического подхода являются многолетние хоторнские исследования, результаты которых при всей их значимости для развития теории мотиваций персонала являются крайне противоречивыми. Подавляющее большинство исследовательских работ, посвященных проблемам мотивации, лидерства, «строительству» организаций, изменениям (развитию) и, даже, стратегическому планированию, ограничивалось использованием методов «научной» эвристики.

Системный анализ, напротив, предполагает построение «замкнутого» множества гипотез (моделей) относительно изучаемого явления, которые могут быть с использованием формальной логики доказательно проверены в рамках заданных допущений. Основные области применения системного анализа это - программно-целевое планирование, управление запасами, логистика, координация производственных процессов, решение конкурентных задач, управление рисками, операции на рынке капиталов и др. Основным условием, при котором могут быть доказаны эвристические гипотезы, является их включение в «замкнутое» множества гипотез как продукт системного анализа.

Системный анализ – это методология максимально ориентированная на достижение истины. Эвристическая методология в силу более слабой регламентированности имеет более размытую направленность. естественным образом тяготеет к умозрительному анализу явлений. Поэтому, применение научной эвристики бывает, как правило, более эффектным, показательным и, следовательно, приближенным к обыденному сознанию. Напротив, системный анализ требует наличия навыков формализации описаний явлений, работы с абстрактными образами.

Таблица

Отличия методов научных исследований в организационном управлении

Проблемы

Научная эвристика

Системный анализ

Выбор стиля принятия
управляющих решений

Интуитивный

Аналитический

Доминирующая парадигма

Распределение полномочий

Контроллинг

Решение проблемы «гибкости» организации

Структурное преобразование, структурная гибкость

«Интеллектуальная» и
информационная гибкость

Фокус внимания в целеполагании

Прибыли, имидж, потребители

Выживание

Фокус внимания в лидерстве

Склонность к преобразованиям

Обоснованность принимаемых решений

Фокус внимания в обучении
организаций

Информационные потоки и
творческий потенциал

Устранение противоречивости в системе знаний

Отношение к «хаосу»

Угроза равновесию

Одно из условий равновесия

Отношение к индивиду

Как к социальной системе

Как к кибернетической системе

Способ формализации проблемы

Построение замкнутых,
ограниченных моделей

Использование обучающихся или развивающихся моделей

Свойства рассматриваемых методологий, вытекающие из синергии их отличий, часто имеют принципиальное значение для бизнеса в системе образования. Законы рынка диктуют свои правила игры в образовании в соответствии с основным принципом современного предпринимательства – достижение максимальной эффективности производства при максимальной удовлетворенности потребителя. Пока эвристическая методология наилучшим образом соответствует этим целям. Изменение ситуации видится в будущем, когда с ростом образовательного уровня общества изменятся потребности обучающихся (кадровая политика корпораций) и, как следствие, целевая функция бизнес-образования.

Методические основы современного бизнес-образования

Содержание проблем в переходной экономике стремительно меняется, а практически неизменные научные методы их анализа и решения продолжают демонстрировать свою эффективность. Поэтому в современных условиях так ценится аналитический, рациональный подход к управлению, базирующийся именно на таких методах K. В связи со сказанным, не отвечая, но приближаясь к ответу на ранее поставленный вопрос «Как учить?», можно предположить, что современная система бизнес-образования должна строиться на следующих четырех исторических инновациях.

Первая из них - внедрение в 1910 г. методологии изучения "кейсов" или ситуационного обучения в Гарвардской бизнес школе. Положительной стороной этой методологии является ее обращение к общим проблемам управления и взаимодействию элементов корпоративно-рыночной конкурентной системы. А также то, что ее основой являлось все множество дескриптивной информации и знаний об управлении, накопленных человечеством. Однако, ситуационная методология имеет существенные недостатки. Описания ситуаций включают обычно в себя политики и отношения, которые составляют настолько сложную систему, что не могут быть корректно проанализированы в процессе дискуссии или интуитивных выводов. На практике попытки сделать это часто ведут к неверным выводам о динамике системы и, как следствие - к невозможности ответить на вопрос, почему корпорации в сходных условиях ведут себя различным образом.

Вторая – разработка парадигмы самоорганизующихся динамических сложных систем, предложенной Норбертом Винером, впервые нашедшей практическое применение в Bell Telephone Laboratories и Massachusetts Institute of Technology в 1930-40 г.г., благодаря усилиям Джэя Форрестера [3]. Основное достижение этой парадигмы – вывод о том, что основным условием самоорганизации сложных систем является наличие обратных связей. Обратные связи определяют рост, флуктуации и стагнации, а также являются основой всех изменений. Эта парадигма вносит новое содержание в управленческие и экономические системы, включающие в себя результаты дескриптивного и статистического анализа, полученные в прошлом.

Третья – разработка парадигмы концептуальной революции, параллельно исследованной А. И. Кухтенко и Б. Р. Гейнесом [4, 5]. Было замечено, что стандартизация мышления, вносимая теоретико-системными классами, имеет не только и даже не столько техническое значение, сколько общесоциальное. Речь шла об одном из самых глубоких намечаемых техногенных переворотов в общественном развитии, задача которого - реализовать идеал общества, которое сознательно себя строит. Базой этой парадигмы является осознание необходимости последовательного перехода во всех предметных областях человеческой деятельности от содержательных представлений к математическим моделям, а от них - к стандартным формам родов структур в теории структур [6]. В рамках этой парадигмы была развита система представлений о формах научных исследований и их результатах, их влиянии на общественное производство и все стороны жизни общества. Именно переход к этим формам было названо «концептуальной революцией». Эта парадигма является в настоящее время общесоциологическим обеспечение разработки автоматизированных систем организационного проектирования и управления.

Четвертая – информационные сети и персональные компьютеры с программным обеспечением для моделирования организационных систем и их элементов. Такое моделирование – единственный известный в настоящее время способ предсказания поведения таких сложных динамических систем как организация.

В управленческой практике мы часто встречаемся с желанием обнаружить слабые места, а затем попытаться найти пути их устранения. Однако, в этой ситуации более правильным было бы заставить себя понять, почему ранее поставленные цели не были достигнуты, и ответить на вопрос, какой "проект" организации должен быть? Непосредственная борьба с симптомами, а не с их причинами – это путь к краху организации. Формирование "проектов" организаций, устраняющих причины, а не симптомы – основная задача выпускников современных бизнес-школ. Очевидно, что выполнение этой задачи невозможно, если выпускник не будет вооружен необходимым для выполнения своей работы инструментарием.

Исследование операций и бизнес-образование

Успехи использования математических подходов и стиля мышления в естественных науках не сразу привели к мысли о том, чтобы включить в сферу математических приложений принятие управленческих решений и попытаться тем самым превратить древнее искусство управления в науку или ремесло. Уже ранние работы (XVIII-XIX вв.) явились важным этапом разработки и становления научного управления организациями. Усилия А. Смита , Ч. Бэббиджа , Ф. Тейлора, Г. Ганта и др. привели в начале ХХ века к эффективному решению ряда конкретных задач в области организации труда и производства, учета человеческого фактора в промышленности. Дальнейшие достижения в разработке математических подходов к решению задач управления в 1940-50-е годы ознаменовались признанием новой научной дисциплины, названной Исследованием операций (ИО). С этого момента и по сегодняшний день ИО развивается с целью помочь руководителю научно определить свою политику и действия среди возможных путей достижения поставленной цели.

Овладение культурой рационального управления умениями и навыками конструктивного, аналитического мышления, владения технологией и методами системного анализа управленческих проблем, рационального принятия решений имеют для современного руководителя первостепенное значение. Владение технологией и методами рационального решения управленческих проблем обеспечит выпускникам вузов преимущества и перед теми, кто обучается исключительно по стандартным программам, построенным на основе кейс-ситуаций. С другой стороны, освоение аналитического подхода к управлению организациями и его применение в обучении при подготовке управленцев не только не исключает, а напротив, облегчает использование ситуационного подхода.

Готовность руководства предприятий затрачивать финансовые средства и время своих сотрудников на программы повышения квалификации, как правило, находится в прямой зависимости от осознания неотвратимости грядущих перемен как в бизнес окружении, так и в ключевых направлениях деятельности компании K .

Заметим, что значительную потребность в руководителях - аналитиках испытывают и страны Запада, о чем свидетельствует, в частности, процветающая индустрия управленческого консультирования. Системные аналитики устойчиво занимают первые места в ежегодных рейтингах профессий и являются наиболее высокооплачиваемыми специалистами J. Диплом МБА по специализации Исследование операций (или OR/SM – Operational Research/Science Management) позволяет трудоустроиться в качестве аналитика, преподавателя или руководителя производством. Знание методологии ИО и умение ее применять ведет прямо в пестрый лагерь исполнителей, ответственных за принятие ответственных решений в таких областях, как промышленность, страхование, планирование, системный анализ, маркетинг, бюджетирование, финансы, оценка программ, банковское дело, сфера услуг. С другой стороны, и "узкие" специалисты в математике, статистике и инженерии, имеющие практический опыт использования своих знаний, имеют прекрасные возможности показать себя в качестве специалистов в ИО J.

Бытует мнение, что ИО – это молодежная специализация L . Это убеждение, первоначально исходило из математического сообщества, где многими полагается, что математика – это игра интеллекта и, следовательно, как игре, молодежь ей соответствует в наибольшей степени J . Действительно, математическое моделирование – это сердце ИО. Однако, молодость – это не время жизни, а психическое состояние K. Никто не стар, если имеет страсть учиться. Поглощение новых идей – это продление жизни, возможность увидеть мир новыми глазами.

Под влиянием современных "техногенных" факторов начинают происходить определенные сдвиги и в системе российского бизнес образования. Изменение учебных программ, возникновение новых кафедр, факультетов осуществляется на основе достижений зарубежной и, не в последнюю очередь, отечественной науки об управлении J . В последние годы вышли в свет несколько новых, а также переработанных изданий, посвященных использованию методологии ИО в организационном управлении [7-12]. К сожалению L, при всей положительной роли этих книг в популяризации методов ИО, все они, за редким исключением, продолжают поддерживать математический взгляд на ИО, культивирующийся в 1960-е годы. В соответствии с ним ИО определяется как множество математических методов, используемых для решения известных практических задач управления. Как следствие, классификация методов ИО в приведенной литературе осуществляется в соответствии с признаками, известными из математических дисциплин (например, графы и сети, линейное программирование, многокритериальная оптимизация, анализ числовых рядов, статистическая оценка, игровые методы, теория массового обслуживания и т.д.). При этом, не акцентируется внимание на тот факт, что реальные задачи организационного управления декомпозируются на не менее сложные подзадачи. Вопрос же о том, каков будет синергетический управленческий эффект от сложения "допустимой" погрешности каждого из выбранных методов, выносится за рамки предметной области ИО L . Таким образом, с точки зрения задачи управления организацией ИО представлено не как система знаний об управлении организациями, а как разрозненное множество математических методов, дублируя такой математический курс, как "Прикладная математика". При этом, количество этих методов может быть сколь угодно большим, а задачей руководителя является "волевой" поиск того или иного метода для решения возникшей проблемы. Таким образом, опять закладываются предпосылки для представления ИО в качестве набора инструментов, который, в принципе, может и не быть востребованным конкретным руководителем. Следовательно, гуманитарное начало управления опять определяется приоритетным L.

Целью современной системы бизнес образования является показать обучаемому, что технократический подход к управлению первичен. Что в принципе не существует управленческих задач, для которых не разработаны или не могут быть разработаны математические модели для количественного обоснования решений K, а управление – это не искусство, а ремесло. Только фактор времени может послужить слабым оправданием для использования в исключительных случаях приемов управления, базирующихся на принципе "Пол, Потолок, Палец" J.

Математическая классификация ИО противоречит современным взглядам на человеческую деятельность, в соответствии с которыми все множество практических задач, решаемым человеком – это ничто иное, как задачи управления (или задачи принятия решений) K . Эти задачи декомпозируются на стандартные процессы и индифферентны к рассматриваемой деятельности человека [13] . Других задач не существует ни у человека, ни у каких-либо объектов живой или неживой природы K . Положение о стандартности процедур управления не только позволяет поставить задачу классификации методов ИО по признакам этапов процесса принятия решений, но и, собственно, представить ИО, именно, как систему, или как науку о принятии управляющих решений K .

Критерии выбора «поставщика» знаний об
управлении организациями

Специфические требования к современному выпускнику обусловлены тем, что его профессиональная деятельность будет проходить в условиях нестабильного экономического окружения. Поэтому ему необходимо уметь рационально мыслить, самостоятельно пополнять свои знания и навыки, владеть культурой рационального управления. Поэтому учебные курсы поставщиков знаний должны базироваться, с одной стороны, на открытиях фундаментальных законов управления, с другой – на взаимопроникающем взаимодействии тех дисциплин, которые в настоящее время составляют основы подготовки управленческих кадров. Итак, что должен предложить руководству предприятий вуз или иной поставщик знаний об управлении организациями, чтобы можно было сделать вывод о его формальном соответствии современным потребностям производства в управленческих кадрах?

Известно, что обучение студента организационному "проектированию" должно включать изучение "библиотеки" обобщенных ситуаций управления, состоящей из дескриптивных "кейсов" и компьютерных моделей, широко используемых в бизнесе. Последние исследования показывают, что около 20 обобщенных "кейсов" (по оценке Форрестера) покрывают не менее 90% ситуаций, с которыми придется столкнуться будущему управляющему [14].

Очевидно, что в период потрясений, когда экономика претерпевает кризис и требуется решение новых задач, не имеющих аналогов в прошлом, подход адаптаций и аналогий, например, лежащий в основе case-методологии обучения, принимаемой в настоящее время на вооружение многими российскими вузами, может не дать положительных результатов L . Это же справедливо и для современных динамично развивающихся рынков. Поскольку, сиюминутные истины быстро устаревают, то отсутствие у специалистов базовой подготовки, в том числе в области рационального управления, может очень скоро негативно отразиться на уровне их квалификации.

Совместное применение перечисленных 4 инноваций и овладение руководящим звеном предприятий инструментарием ИО создает потенциал для реального качественного прорыва в обучении управлению организациями. Их комбинация позволяет продвинуться далеко за ограничения ситуационной методологии в бизнес-образовании за счет создания нового пространственного измерения динамики систем. Отличие между большинством существующих бизнес-школами и бизнес-школами будущего будут также велики, как велико отличие между пилотом самолета и его конструктором.

Подготовка выпускника как бизнес-конструктора – это основное условие уменьшения количества структурных и политических ошибок в корпорациях. Корректный "проект" отличает корпорацию, чувствительную к изменениям во внешней бизнес среде, от корпорации, которая существует независимо от этих изменений. Корректный "проект", обеспечивающий баланс политик ценообразования, привлечения и вложений капитала, продвижения товаров и услуг и др., может распознать, чем вызван производственный рост - привлечением заемных средств или ростом продаж. Корректный "проект" поможет избежать проведения политики, обеспечивающей краткосрочные выгоды, но грозящей предприятию деградацией в долгосрочной перспективе. Корректный "проект" поможет предотвратить растрату временного ресурса управляющих на обсуждение политик, которые не имеют существенного значения, и напротив, - способствует выявлению тех немногих политик, которые способны вызвать требуемые изменения.

Заключение

Техногенный характер современной цивилизации, всплески модернизаций, и, как результат, крушение традиционных систем социальных ценностей и связей; идущие «вразнос» социальные институты, неспособные выстроить стабильную систему социальных зависимостей в новых условиях, привели к практически неуправляемым изменениям в сфере образования. Проблемное поле и характер деятельности института образования во второй половине 20 века позволили уже в 1967 году на Международной конференции в США, в которой приняли участие 52 страны, заявить о мировом, всеобщем кризисе образования. В частности, сущность кризиса связывалась с неспособностью идти в ногу с развитием общества и с несоответствием между надеждами отдельных личностей (или потребностями общества) и качеством системы образования. Как это созвучно следующему историческому аналогу!

Еще в 1863 г. печатный орган российского Министерства народного просвещения признавал: «Главный недуг нашего общества заключается в недостатке знания… А в последнее время … не менее гибельный – это полузнание, со всеми неизбежными своими спутниками, как-то: самонадеянностью, заносчивостью, неосновательностью и вместе с тем с резкостью суждений, неуважением к науке, непризнанием факта» [15].

Это в полной мере относится и к современной системе бизнес-образования. Современное управление сейчас испытывает крайнюю потребность в появлении учебных публикаций, посвященных системному обобщению методов ИО и представления их в качестве цельного инструмента организационного управления, безусловно используемого персоналом управленческого звена в своей практике. В связи описанными объективными изменениями в требованиях организаций к подготовке персонала, которые уже происходят сегодня, существует настоятельная необходимость переосмысления в педагогической практике исторических достижений ИО. С точки зрения задач организационного управления информационные технологии, как среда для реализации методов ИО, существенно изменяет среду бизнеса, производственные отношения и, как следствие, - предъявляет новые требования к персоналу и содержанию учебных курсов. Только знание принципов работы СППУР, наличие навыков эксплуатации таких систем, а также внутренняя потребность выпускников бизнес школ – будущего управляющего звена предприятий использовать их в своей работе могут свидетельствовать о формировании новой культуры управления на предприятии K.

Библиография

1. Гребнев Л.Г. О новых стандартах в области преподавания экономики. // Вопросы экономики, 2000, 7, 121-140.

2. Fridman M. Capitalism and freedom. – Chicago: University of Chicago Press, 1962. – 202.

3. Форрестер Д. У. Основы кибернетики предприятия. – Москва: Прогресс, 1971. - 340.

4. Кухтенко А. И. Концептуальная научная революция и кибернетика. - В сб.: Методологические проблемы кибернетики и информатики. Материалы методологического и философского семинара ИК АН УССР. - Киев: Наукова думка, 1986.- 46-64.

5. Гейнес Б. Р. Обзор развития исследований по общей теории систем. Перевод ВЦП N Е-29653. - Москва: ВЦП, 1983.- 28.

6. Бурбаки Н. Теория множеств. Структуры. - Москва: Мир, 1965.- 243-297.

7. Гольдштейн А.Л. Задачи и методы исследования операций Ч. 1. - Пермь: Перм. гос. техн. ун-т. 2000. - 114.

8. Громова Н.Б. , Минько Э.В. Прохоров В.И. Методы исследования операций в моделировании организационно-экономических задач. - Москва: МАИ. 1992. - 239.

9. Дегтярев Ю.И. Системный анализ и исследование операций. - Москва: Высшая школа. 1996. - 335.

10. Лубенец Ю.В. Исследование операций в экономике и управлении. - Липецк: НОУ "Липец. экол.-гуманитар. ин-т", 2000. - 2 т.

11. Романовский И.В. Исследование операций и статистическое моделирование. - С.-Петербург.гос.ун-т., 6, 1994. -166.

12. Шикин Е.В., Чхартишвили А.Г. Математические методы и модели в управлении. - Москва: Дело. 2000. - 440.

13. Рубцов С.В. К вопросу о построении общей теории менеджмента. // Менеджмент в России и за рубежом, 2000, 19, N 6, 14-21.

14. Forrester J.W. System Dynamics and the Lessons of 35 Years. In "The Systemic Basisi of Policy Making in the 1990s", edited by De Greene Kenyon B., Massachusetts: Sloan School of Management MIT, 1991, 35.

15. Михайлов О. В. Основы мировой конкурентоспособности. - Москва: Познавательная книга плюс, 1999.- 592

 

E-MAIL

Revised: октября 03, 2010

Спонсорскую поддержку сайту обеспечивают: