Back
Home
Up
Next

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Минцберг, Обломов, Штольц. Или о правилах
управления лошадью

 

«Одним словом, делайте свой выбор господа: или
«паралич от анализа», или «вымирание из-за инстинктов»!
(Г. Минцберг)

 

Исполнители рабочих заданий, связанные с разработкой стратегических решений, всегда сталкиваются с изменениями условий, в которых существует организация. Внешняя среда дестабилизируется, исчезают привычные ниши, открываются новые возможности. Часто принятые ранее эффективные стратегии превращаются в свою противоположность. Многие полагают, что конкретные стратегии играют роль «шор» – не дают сбиться с пути, но и не позволяют видеть угрозы. Отсюда происходит двусмысленный вывод, пропагандируемый Генри Минцбергом, признанным гуру менеджмента, о жизненно важном значении для организации не только наличия стратегии, но и отсутствия таковой.

В статье мы не будем подробно останавливаться на описании течений в стратегическом менеджменте, а адресуем читателя к известной книге Минцберга «Школы стратегий», написанной им в соавторстве с другими учеными и вышедшей на русском языке. В книге определяется 10 возможных концептуальных подходов к решению задачи формирования стратегии, которые называются школами стратегий. В книге признается, что категория «стратегия» принадлежит к тем понятиям, в которые очень часто при определении вкладывают один смысл, а при употреблении другой. Основной вывод Минцберга: стратегия – это принцип поведения или следования некой модели поведения. Поэтому школы стратегий должны отличаться именно этим принципом. Этот вывод разделяет и автор статьи.

Очевидно, для сравнения школ стратегий также должен быть сформулирован принцип, которым руководствуются исследователи, осуществляющие такое сравнение. К сожалению, использованный Минцбергом описательный подход к изложению отличий школ стратегий не базируется на каком-то определенном принципе. Авторы книги не встают на сторону ни одной школы, а ограничиваются лишь перечислением преимуществ или слабых сторон конкурентов. В настоящей статье используется иной подход, а именно – полагается, что объектом исследования является «стратег» – лицо или группа лиц, вырабатывающих и реализующих стратегию, а управляемым объектом при формировании стратегии является внутренний и внешний «миры» стратега. В способах управления внутренним и внешним «мирами» стратега выявляются отличия школ стратегий.

Целью статьи является показать через призму задачи управления, что не только принцип, но и механизм поведения или следования модели поведения един для всех школ стратегий, а сами такие школы стратегий различаются лишь концентрацией на исследования отдельных составляющих этого механизма. При этом эффект «шор» возникает только в рамках составляющих механизма поведения и исчезает при восприятии этого механизма как единого целого.

Не только потому, что 2002 год – год сивого мерина по восточному календарю, ни и воодушевившей любовью Минцберга к лошадям, автор попытается показать в статье, что стратегия – не только «шоры», но и «вожжи», остальная «упряжь» и, что очень важно, стратегия - это «кучер». Важнейшим отличием принципа сравнительного анализа школ стратегий, используемого в статье, является его направленность на различия в способе управления процессом формирования стратегии. В статье, предлагается проводить не сравнение стратегий как продуктов управленческой деятельности, а сравнение приемов управления деятельностью, направленной на формирование стратегии.

Корень противоречий. О стереотипности стратегий

Школы стратегий могут классифицироваться разнообразными способами. Многие авторы в качестве важнейшего признака выделяют признак «рациональности» в процессе выбора стратегии. Этот признак характеризует степень продуманности или аналитической обоснованности стратегии. Рациональному (аналитическому) подходу к формированию стратегии обычно противопоставляется иррациональный (интуитивный) подход. Сторонники стратегического интуитивизма аргументируют свою позицию или невозможностью реализации процедур рационального выбора для такой сложной задачи как формирование стратегии, или неумением аналитиков использовать в своей работе заранее не разработанные стратегии (так называемые «спонтанные» стратегии).

Именно в этом противостоянии видится корень всех противоречий, которые произрастают на разветвленном «дереве» школ стратегий. Размежевание школ стратегий по линии «аналитический – интуитивный» явилось базой для рождения в начале 1980-х многочисленных толков о крахе школы стратегического планирования. Это было спровоцировано не только действиями исполнительного директора General Electric Джека Уэлча, демонтировавшего систему стратегического планирования. Происходящий в то время резкий спад деловой активности системообразующих предприятий позволил сторонникам интуитивных школ стратегий, обвинив оппонентов в неудачах [1], существенно укрепить свои позиции в системе образования, государственных и коммерческих учреждениях.

На самом деле, трудно найти еще более надуманного, искусственного и вздорного признака классификации не только школ стратегий, но и любых других научных школ. Чтобы убедиться в этом необходимо в сжатой форме дать в статье разъяснение основных положений современной теории познания, а также ознакомить читателя с последними достижениями в области когнитивной психологии, нейропсихологии и искусственного интеллекта в контексте процессного подхода к управлению организациями. К сожалению, это совершенно невозможно сделать в статье. Поэтому перечислю лишь основные положения в их логической последовательности.

Во-первых, процесс формирования стратегии базируется на процессе мышления. Мыслительный процесс никогда не останавливается. Он является осознанным или нет. Он не предшествует формированию и реализации стратегии, не опережает, а сопровождает их. Вне зависимости от воли человека мыслительный процесс – это одновременно осознанный или неосознанный процесс логического вывода, инициируемый поступлением новой информации на всех этапах разработки и реализации стратегий. Таким образом, формирование стратегии – это рефлексивный процесс, а все стратегии без исключения являются «спонтанными».

Во-вторых, задачи обоснования стратегии и контроля за ее внедрением даже при интуитивном подходе требуют из-за своей сложности организации групповой работы, а это предполагает наличие разделения труда. Реально один человек не способен решить такие задачи самостоятельно. Поэтому, львиная доля критики Минцберга, строившаяся на обвинении аналитических школ в отделении процесса осмысления (продумывания) стратегии от процесса реализации стратегий, не имеет никаких оснований. Это разделение технически произойдет, так или иначе. Более того, такое разделение диктуется такими современными технологиями развития организаций как реинжиниринг. Последний требует представления организации в виде взаимодействующих бизнес-процессов, обменивающихся ресурсами различной природы и преобразующих их.

Во-вторых, в силу свойств человеческого мозга все выводы, совершаемые человеком, включая стратегические решения, стереотипны и базируются на внутренних осознаваемых или неосознаваемых внутренних стереотипах и\или на внешних стереотипах, источником которых могут служить те или иные ресурсы, используемые для поддержки принятия решений. Управление процессом разработки стратегий есть процесс управления стереотипами. Рождение новых с точки зрения «стратега» решений происходит благодаря процессу «смещения фреймов» (или способности человека создавать стереотипы на основе одной ситуации и обобщать их на другие ситуации). Неформальный «черный ящик разработки стратегии», о котором часто писал Минцберг состоит из механизма логического вывода и множества стереотипов.

В-третьих, «библиотека» стереотипов, которую использует индивид в своей деятельности, является сложно организованным хранилищем его опыта. Способ организации метаструктуры «библиотеки» неподконтролен индивиду, а эффективность ее использования определяется исключительно физическими кондициями индивида и влиянием внешней среды на него. Формальные модели, используемые сторонниками рациональных школ стратегий, являются продуктом стереотипного мышления и одним из дополнительных источников внешних стереотипов. Любой осознаваемый стереотип может быть представлен индивидом в виде формальной модели. В этом его коренное отличие от неосознаваемого стереотипа.

Итак, мы видим, что сравнение Минцбергом стратегии с «шорами» возможно и имеют основания, но не имеют никакого прагматического смысла. В отсутствие «стратегических» стереотипов их место в сознании индивида всегда занимают стереотипы иного рода, которые могут быть уже не только «шорами», а плотной повязкой на глазах. Эдак лошадь может и ноги поломать…

О сравнении стратегий и школ стратегий

Как правило, формальный стратегический менеджмент различными авторами представляется в виде трехфазного процесса: формулирование, внедрение и контроль. Однако, иррациональные (интуитивные) школы стратегий скептически относятся к такой классификации и не следуют ее канонам. Общее пространство для сравнения различных школ стратегий предлагает ОПР-теория менеджмента, развиваемая автором статьи [2]. Она интерпретирует трехфазную процедуру управления разработкой стратегии как моделирование, регулирование и анализ. Такая трактовка является не только универсальной, но достаточно широкой, чтобы быть применимой ко всем школам стратегий. К сожалению, Минцберг не определяет четко объект проводимого ими сравнительного анализа. То ли он относился к принципу формирования стратегии (системе принятия решений «кучером»), то ли – к процессу формирования стратегии (непосредственно к процессу принятия решений и их реализации «кучером»). Другими словами, если стратегии, как продукт управленческой деятельности, формируются с различными целями или для использования в различных условиях, то такие процессы или сами стратегии являются заведомо несравнимыми. На самом деле, разве можно сравнить принципы формирования стратегий извозчиком и жокеем и сами эти стратегии в терминах «лучше - хуже»? Уж очень различны жизненные условия извозчика и жокея…

На взгляд автора статьи сравнение школ стратегий должно проводится с учетом следующих общих принципов управления формированием стратегий.

Во-первых, так уж устроена природа сложных систем, к которым принадлежит и человек, что все процедуры управления, включая управление стратегиями, реализуются исполнением трех базовых процедур: (1) регулирование, (2) анализ и (3) моделирование. В подчинении этому правилу заключается сходство и единство всех школ стратегий. Последовательность исполнения процедур (1-3) в общем случае может быть произвольной. Отличия же школ стратегий проявляются в объектах, которыми оперируют процедуры.

Во-вторых, все модели, которые используются при управлении формированием стратегии делятся на модели, фиксирующие текущую ситуацию, (модель «как есть»), целевые модели, описывающие ситуацию, которая должна быть в результате реализации стратегии (модель «как должно быть»). Здесь заметим, что модель «как есть» включает в себя действующий на настоящий момент план действий, обеспечивающих реализацию модели «как должно быть».

В-третьих, при формировании стратегий все управляющие воздействия могут быть отнесены к следующим группам:

- внесение изменений в модели внешнего и внутреннего мира (модель «как есть»)

- внесение изменений в целевые модели внешнего и внутреннего мира (модель «как должно быть»)

- внесение изменений в планы действий

- оказание воздействий на объекты внешнего и внутреннего мира

В-четвертых, основными группами, на которые могут быть разнесены объекты анализа, являются оценки

- достоверности реализации целевых моделей внешнего и внутреннего мира,

- степени удовлетворенности результатами реализации целевых моделей внешнего и внутреннего мира,

- степени удовлетворенности моделями внешнего и внутреннего мира,

- степени удовлетворенности эффективностью управления формированием стратегии.

Поясним сказанное на простом примере. Для этого обратимся к известным персонажам русского писателя Гончарова. На языке кибернетики принцип формирования стратегии Обломовым выражается в обеспечении условий сохранения собственного гомеостаза [3] при минимальном взаимодействии с внешней средой. Принцип формирования стратегии Штольцем - сохранение собственного гомеостаза при активном взаимодействии с внешней средой. Развитие первого направлено во внутрь, а второго – во вне. Стратегия первого – наблюдение за иллюзиями, моделирование нереальных ситуаций, непринятие решений, а при принятии их – минимизация количества действий по отношению к объектам внешней среды. Стратегия второго – наблюдение за реальностью, моделирование практических ситуаций, принятие решений и их реализация. Подобно школам стратегий эти персонажи борются друг с другом по правилам, диктуемым описанными принципами. А победителя нет потому, что стратегии их противодействия были одинаково удачны или неудачны. Заметим, что принципы формирования стратегии с точки зрения ОПР-теории менеджмента у обоих персонажей были сходны. Оба осуществляли наблюдение, моделирование и регулирование. Более четко с использованием формализмов ОПР-теории менеджмента это показано в Табл.1.

Таблица 1

Гончаров и школы стратегий

Управляющее
воздействие

Анализ рефлексной
реакция

Модели

Школа стратегий им. «ильи обломова»

Внесение изменений в целевую модель вымышленного внешнего мира и целевую модель собственного «Я» [4]

Предвкушение реализации изменений вымышленной модели внешнего мира и целевой модели собственного «Я»

Целевая модель собственного «Я» и внешнего мира

Внесение изменений в планы действий

Вымышленная модель внешнего мира, идеализированная модель поместья и собственного «Я»

Модель сведения вариантов решений к известному множеству вариантов стереотипных решений

Внесение изменений в интеллектуальную модель (моделирование самореализации через фантазию)

Блаженство от фантазий о достигнутой цели или самореализации

Различная степень удовлетворенности используемыми моделями

Школа стратегий им. «АНдрея штольца»

Внесение изменений в целевую модель внешнего мира и собственного «Я»

Предвкушение реализации целевых моделей собственного «Я» и внешнего мира

Целевая модель собственного «Я» и внешнего мира

Внесение изменений в планы действий

Модель формирования вариантов решений и выбора (принятие решений), расширения множества стереотипов

Оказание воздействий на объекты внешнего и внутреннего мира

Оценка степени достижения планируемых целей, адекватности используемых моделей, собственной эффективности

Интеллектуальная модель (развитая модель внешнего мира и собственного «Я»)

 

 

Выводы

Итак, схема выработки и внедрения стратегий (стратегическое поведение) концентрируется в  общей для всех школ стратегий процедуре - корректировке моделей на основании наблюдений за реакцией моделируемого объекта на оказываемые на него воздействия. Отличия между школами стратегий выражаются в использовании различных наборов моделей, составляющих ядро стратегической системы. При этом источники философии стратега можно сформулировать простонародным «чем богаты, тем и рады». Действительно, не различные точки зрения на стратегическое поведение являются первопричиной всех споров между школами стратегий. Они вторичны. Первопричиной является интеллектуальный багаж стратега – т.е. то множество субъективно непротиворечащих друг другу моделей, которые он успел сформировать в своем сознании за прожитую жизнь.

Какие можно сделать отсюда выводы полезные для практической деятельности руководителя организации, взявшего на себя бремя принятия стратегических решений?

Во-первых, принимаемые стратегические решения не могут быть плохими или хорошими, если проект этих решений подготовлен лично Вами. Это решение является всегда стереотипным, «диктуемым» неподконтрольным логическим выводом, совершаемым Вашим мозгом. Поэтому, приняв решение, уже не анализируйте его (это уже сделано Вашим мозгом), а сконцентрируйтесь на исполнении Ваших решений должным образом.

Во-вторых, не прекращайте свое обучение, читайте больше специальной литературы, а в свободное время сделайте для себя приятным развлечением постановку под сомнение очевидных истин. Заставляйте читать себя авторов, точку зрения которых Вы не разделяете. Возможно, это не расширит Вашу базу стереотипов, но обязательно нарушит устойчивость Вашей интеллектуальной базы и образует в ней трещины, необходимые для вспрыска стереотипных решений, которые хранились в Вашем сознании, придавленные пластом апробированных стереотипов.

В-третьих, если Вы осознали необходимость расширения множества Ваших стереотипов, о чем печется автор статьи, но чувствуете, что в ближайшее время не удастся достигнуть существенного прогресса в этом процессе из-за текущей нагрузки, нехватки времени и т.д., не расстраивайтесь. Используйте  для принятия стратегических решений стереотипы специалистов, специализирующих на той умственной работе, о которой говорилось выше. Помните, что системный аналитик – это психоаналитик стратегических решений и хранитель обширной базы стереотипов, извлеченных из самых разнообразных источников. Относитесь к нему, как к личному врачу – доверительно и ласково.


[1] The New Breed of Strategic Planner // Business Week, 1984, September 17, 62-66,68

[2] Рубцов С.В. К вопросу о построении общей теории менеджмента. //Менеджмент в России и за рубежом, 2000, 6 (19) , 5-10

 

[3] Состояние, в котором система находится в наиболее устойчивом состоянии в условиях взаимодействия с другими системами

[4] Собственное «Я» включает исключительно психику индивида (представления индивида) и не включает его физическую оболочку. Напротив, внешний мир включает все объекты, не принадлежащие собственному «Я», включая физическую оболочку индивида (автор.).

 

E-MAIL

Revised: октября 03, 2010

Спонсорскую поддержку сайту обеспечивают: