Back
Home
Up
Next

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Главы из монографии "Целевое управление корпорациями"
© С.В. Рубцов 2001

[ Оглавление ] [ Список сокращений ] [ Библиография ]

Управление, менеджмент, контроллинг

Полисемия понятий «менеджмент» и «управление»

Профессор - это человек, который может говорить 
на любую тему - примерно минут пятьдесят

Норберт Винер

Понятие менеджмент авторы различных школ организационного управления обычно используют в следующем контексте:

1.Менеджмент часто определяется как интеграционный процесс, с помощью которого профессионально подготовленные специалисты формируют организации и управляют ими путем постановки целей и разработки способов их достижения. Процесс управления предполагает выполнение функций планирования, организации, координации, мотивации, осуществляя которые руководители обеспечивают условия для производительного и эффективного труда занятых в организации работников и получение результатов, соответствующих целям. Поэтому менеджмент - это еще и умение добиваться поставленных целей, направляя труд, интеллект, мотивы поведения людей, работающих в организации. Это является основанием для рассмотрения управления как процесса влияния на деятельность отдельного работника, группы и организации в целом, с целью достижения максимальных результатов.

2.Умение ставить и реализовывать цели, точно знать, что предстоит сделать и как сделать это самым лучшим способом часто объявляется искусством. Этим искусством по мнению авторов должна обладать определенная категория людей - руководители, чья работа состоит в организации и руководстве усилиями всего персонала для достижения целей. Поэтому менеджмент нередко идентифицируется с руководителями, а также с органами и аппаратом управления.

3. Как область знаний и наука организационное управление представляется всей суммой знаний, накопленных за тысячи лет практики и представленную в виде концепций, теорий, принципов, способов и форм управления (см. Приложение 2). Считается, что управление как наука направляет свои усилия на объяснение природы управленческого труда, установление связей между причиной и следствием, выявление факторов и условий, при которых совместный труд людей оказывается и более эффективным и более полезным.

4.Понимание управления как искусства управления, как правило, базируется на том, что организации - это сложные социально-технические системы, на функционирование которых воздействуют многочисленные и разнообразные факторы как внешней, так внутренней среды. Люди, работающие в организациях и с организациями - это самый главный фактор, учет которого требует не только использования научного подхода, но и искусства его применения в конкретных ситуациях.

Мы не будем останавливаться на анализе правильности J или ошибочности L тех или иных положений, приведенных выше. Собственно, этому посвящены вся первая глава и некоторые разделы других глав книги. В данном разделе описывается лишь сложившееся в науке об управлении положение вещей и сеется сомнение в некоторых убеждениях, которые иногда присутствуют в сознании читателя. Но все, же как определить понятие «менеджмент»? K

Употребляя понятие «менеджмент», мы следуем давно установившейся традиции в мировой литературе по организационному управлению, дающей ему очень широкую трактовку. Так, в фундаментальном Оксфордском словаре английского языка менеджмент определяется как: способ, манера общения с людьми; власть и искусство управления; особого рода умелость и административные навыки; орган управления, административная единица. В словарях иностранных слов менеджмент переводится на русский язык как управление производством и как совокупность принципов, методов, средств и форм управления производством с целью повышения эффективности производства и его прибыльности. Различные авторы тоже по-разному трактуют это понятие. Например,

менеджмент - это процесс управления ресурсами и людьми в процессе деятельности организации;

менеджмент - это деятельность, направленная на эффективное управление в организации;

менеджмент - это процесс планирования, организации, мотивации и контроля, необходимый для постановки и достижения целей организации;

или даже так: менеджмент - это самостоятельный вид профессионально осуществляемой деятельности, направленной на достижение в ходе любой деятельности организации, определенных намеченных целей путем рационального использования материальных и трудовых ресурсов с применением принципов, функций и методов экономического механизма управления.

Прежде всего, оставим на совести российских переводчиков гуманитарной литературы встречающийся знак равенства между словами «to manage» и «управлять», а также между словами «to control» и «контролировать». Тем более, что и носители английского языка часто разделяют эту позицию. И это нормально. Вас же не удивит различие мнений носителей русского языка относительно понятий «родина», «свобода», «интеллигентность»? J. Однако, не требуется глубокого лингвистического анализа, чтобы показать, что слово «менеджмент» больше коррелированно со словом «инструкция» или понятием «руководство к действию» (англ. «manual»). С другой стороны, ознакомившись англоязычными классиками теории оптимального управления, можно убедиться, что глагол «to control» активно используется только в одном значении – «регулировать» или «управлять», но никак не «контролировать». Именно в учебниках по оптимальному регулированию дается строгое определение понятия «управление» в виде трехэтапной процедуры (анализ, корректировка модели, регулирование). Тут следует заметить, что и носители английского языка, осознавая такую размытость понятия «менеджмент», конкретизируют его эквивалентами «бизнес-администрирование» или «организационное администрирование», которые все чаще используются как названия учебных курсов.

По мнению автора книги, именно, полисемия понятий «менеджмент» и «управление» в русском языке приводит к существенному «сдвигу» в сознании персонала российских предприятий L. Звание «менеджер» как бы автоматически повышает статус индивида, позволяя ему чувствовать себя более комфортно J. На самом же деле его статус ограничен функцией исполнения предписаний или инструкций, разработанных другими исполнителями. Крайне редко он реализует в полном объеме трехэтапный цикл управления производственным (или бизнес) процессом, а следовательно, лишь частично задействован в процедуре управления. Конечно, можно допустить, что термин «менеджмент» по своей сути является аналогом термина «управление», его синонимом, хотя и не в полной мере K. Термин «управление» намного шире, поскольку применяется к разным видам человеческой деятельности; сферам деятельности; управления и т.д. Однако, даже в узком смысле понятие «менеджмент» неоднозначно. Например, каждое из используемых понятий: менеджмент персоналом и производством, менеджмент маркетингом и инновациями, финансовый и инвестиционный менеджмент, стратегический и оперативный менеджмент – накладывает свой отпечаток на общее представление об управлении L. Поэтому в дальнейшем, где это возможно, мы будем использовать понятие «исполнитель» вместо «понятия «менеджер», и понятие «организационное управление» вместо понятия «менеджмент».

В некоторых разделах организационного управления наблюдается тенденция, выражающаяся в стремлении использовать общие методологические основы для решения частных задач (Давиденко, Курдашев, 1997). В частности, речь может идти об использовании общей теории развития систем. В настоящее время плодотворность такого подхода в некоторых приложениях не вызывает никаких сомнений. Например, это относится к задачам автоматизации управленческой деятельности. Тем не менее, многими специалистами признается, что существует ряд нерешенных проблем, касающихся терминологии, определения масштабов теории организационного управления, обоснования принципов и т.п. (Седлак, 1997).

Насколько серьезными являются последствия описанной разноголосицы в определении понятия «менеджмент»? Может быть эти «лингвистические джунгли» совсем безобидны? В настоящей книге автор пытается максимально объективно ответить на этот вопрос, формулируя основы своей доказательной базы чуть ниже J.

Научное и эвристическое организационное управление

Против каждой стрелки значилось: 
направо - "Получишь то, что захочешь, но не удержишь"; 
налево - "Удержишь то, что получишь, но не захочешь"; 
прямо - "Захочешь то, что удержишь, но не получишь"

Е. Клюев "Между двух стульев"

Организационное управление в сегодняшнем виде, конечно, появилось не сразу. Вначале был пройден долгий и извилистый путь, который нельзя характеризовать движением от «простого» к «сложному». В литературе по истории управления обычно выделяются два противоречивых положения. С одной стороны, всеми признается, что (1) революционный прорыв в управленческой мысли связан с достижениями научного управления в начале ХХ века. С другой стороны, утверждается, что (2) основные теоретические положения управления известны со времен древней Самарии и Египта (4000 г. до н.э.), где возникли первые централизованные государства.

Это противоречие является следствием двух способов умозаключения. Первый основан на строгом логико-лингвистическом анализе, а второй - на качественном, эвристическом обобщении. Первому свойственно понимание, что установившиеся, формализованные приемы управления изначально являются прикладным продуктом других наук и поэтому существовали не всегда. Второму – эвристическое предположение о «вечном» существовании в человеческой деятельности неформализованной функции управления как искусства.

Очевидно, что обсуждение последнего положения с прагматической точки зрения бессмысленно, особенно, если учесть отмеченную выше неспособность приверженцев второго подхода сократить разброс мнений о понятии «менеджмент»J . Бессилие эвристической школы сформулировать какую-либо систему знаний образно описал Е. Клюев одной фразой, вынесенной в заголовок настоящего раздела (Клюев, 2001). Заметим, что существует и третья «размытая» точка зрения, в соответствии с которой заявляется, что реальный процесс управления в той или иной степени использует достижения всех школ. Например, при построении оргструктуры используются 14 принципов Файоля (Fayol, 1969), при расстановке кадров по рабочим местам - положения школы человеческих отношений, а при ведении производственного управления и финансового управления - модели из научного подхода и т.д. Познавательная ценность такой позиции заключается только в том, что она концентрирует наше внимание на слове «используются», хотя, и не подкрепляет его смысловым содержанием. 

А, именно, в нем ключ решения обозначенного выше противоречия.

Независимо от того, является ли управление наукой или искусством, оно может быть представлено в виде совокупности тех или иных приемов достижения целей организации K. Однако, такие приемы однозначно воспринимаемым образом можно описать, лишь опираясь на научный подход. Например, в ИО приемы управления отождествляются с понятием «операция» как системой объединенных общим замыслом действий, осуществляемых с ресурсом (Chase, Aquilano, Jacobs, 1998; Aquilano, Chase, Davis, 1995). Для формализованного описания операций используются специальные методы моделирования, большая часть из которых основана на представлении операции в виде формального агрегата (Бусленко, 1978).

В операционном управлении понятие ресурс имеет самое широкое толкование, а сам ресурс является неоднородным (это – информация, время, деньги, материалы, оборудования, интеллектуальная собственность, географические и пространственные границы операции, психическая энергия, знания, навыки, умения и т.д.). Эта система действий обладает следующими свойствами (см. Рис. I.1):

1.     Все операции реализуются с учетом внешних факторов (ограничений): законы природы, нормативные акты внешних регулирующих организаций и, собственно, рассматриваемой организации и др. Из них важнейшими является группа факторов, называемых «правилами обработки событий». На основе таких правил «интеллектуальный» модуль операции регулирует действия над ресурсами.

2.         Для реализации любой операции требуется ресурс (внешний и/или внутренний). При этом ресурс может использоваться одновременно несколькими операциями - Rsh (например, это - информационный источник, рабочая группа, исполняющая параллельно несколько операций, события и т.д.) или целиком «передаваться» одной операции - Rpr.

3.       Реализация операции – это преобразование ресурсов в другие виды ресурсов. Такое преобразование всегда связано с частичным или полным расходом внешнего и/или внутреннего ресурса. Привлеченный из вне ресурс может высвобождаться по завершении операции и передаваться другим операциям (естественно за минусом расхода и с измененными свойствами из-за износа, старения или т.д.) в виде ресурса: rR = rRsh + rRpr.

4.         Результатом операции является ресурс, образующийся при исполнении операции как результат преобразования ресурсов и используемый в других операциях: outR = rR + outRnew , где  outRnew – новый ресурс, потребляемый другими операциями и включающий «плату» за использование внешних ресурсов - outRpay.

5.       Собственный ресурс операции ownR образуется в процессе преобразования внешнего и внутреннего ресурса.

Здесь важно обратить внимание на то, что, как правило, не учитывается, иногда отрицается, а часто и неизвестно исполнителям L . Это положение о том, что не существует ресурсов, незадействованных в какой-либо момент времени в каких-либо операциях (!). В частности, складируемые ресурсы задействованы в БП "Складирование". Отсутствие "свободных" ресурсов - это важнейший критерий оценки адекватности моделей бизнес процессов, которые строят аналитики при внесении изменений в бизнес или «обучении» организации.

Следовательно, предприятие, и как система, и как инструмент достижения неких целей – это множество операций, темп, последовательность и качество осуществления которых зависит от замысла владельца предприятий и действий исполнителей этого замысла. Именно здесь мы связываем мостиком две ипостаси бизнеса: операции как операционные возможности бизнеса, и процессы принятия решений как реализация этих возможностей. Другими словами, целью принятия управляющих решений является задание правил (режима, сценария) исполнения операции с учетом ее технологических особенностей и внешних факторов outF (информация о свойствах операций элементов внешней среды: нормативные акты внешних регулирующих органов, действия конкурентов, потребительский спрос и т.д.). Примерами таких решений, содержащих количественные и логические ограничения для исполнения тех или иных операций (свойства операций - PR), являются приказания, распоряжения, положения, инструкции и т.д.

Как стандарт описанная модель операции в различных вариациях широко использовалась не только для функционально-стоимостного анализа (Activity Based Costing, ABC)[1] , но и в объектных модулях известных программных систем ARIS («IDS Sheer AG»), IDEF/Design («Meta Software Corp.»), Bpwin («PLATINUM Technology»), Rational Rose («Rational Software»), Paradigm Plus («CA/Platinum»), Designer/2000 («Oracle») и др. при моделировании центров затрат и формирования прибылей, стоимостных центров, составляющих бизнес портфеля и т.д. (Чеботарев, 2000).

Как информационная модель детализированное описание входов и выходов всего множества операций, осуществляемых при управлении организацией, используется для проектирования баз данных СУП.

Различные постановки задач оптимизации исполнения системы операций привели к рождению известных концепций построения СУП: MRP, ERP, CIM, CALS и др. (см. Приложение 2), а также появлению вариаций их реализации: зарубежные – «SAP R/3» («SAPAG»), «RythmLink» («i2 Technologies»), «SyteAPS/SDM» («SYMIX Systems»), «BAAN» («Baan»), ARIS («IDS Sheer AG»), «Just-In-Time» («Toyota Motor Corp.»); отечественные - «Галактика» («Галактика»), «Парус» («Парус»), «БОСС-Корпорация» («АйТи»), «Эталон» («Цефей»), «МАХ» («ICL – КПО ВС») и др. (Чеботарев, 1999; Когаловский, 2000abc).

Любые управляющие действия исполнителей могут быть описаны с помощью представленной на Рис. I.1 модели операции K. Обоснование или определение свойств операций осуществляется с использованием научного инструментария. В Табл. I.2. достаточно условно показаны основные научные дисциплины, которые в процессе своего развития стали теоретическими источниками научного управления. Здесь приверженцы эвристических методов управления могут заявить, что отличием двух взглядов на управление является как раз то, какие методы используются для обоснования свойств операций – научные или эвристические, а операция как понятие инвариантна по отношению к этим методам. Именно здесь мы и не согласимся K, исходя из того, что основной целью построения системы операций (или моделирования организации) является постановка задачи по оптимизации условий исполнения этих операций (!). Как подойти к постановке аналитического решения такой задачи, в принципе, понятно K … Но как эту задачу решить эвристически L? Более того, а будет ли эвристическое представление множества операций, собственно, системой? С учетом сложности задачи - это вряд ли … Апологеты эвристики явно «передергивают»J. Очевидно, не нужна и даже вредна универсальная модель операции для эвристических умозаключений. Эвристическим J… доказательством этому является то, что, как правило, «классические» учебники по организационному управлению избегают упоминать «операцию» в качестве основной категории науки об управлении, предпочитая качественное описание умозрительных схем управленческих процессов L.

Основным аргументом противников научного управления был и остается вопрос о возможности оптимизации исполнения системы операций, являющейся моделью организации. Вполне объяснимый скепсис связан как с размерностью модели, так и вычислительной (аналитической) сложностью оптимизационной задачи.

Уход от сложностей, которые содержит в себе рассматриваемая задача, приводит к искажениям базовых посылок для принятия управленческих решений. Так основными конкурирующими парадигмами в области стратегического управления долгое время являлись индустриально-экономическая парадигма и парадигма, ориентированная на ресурсы (Йеннер, 1997). Дифференциация и частичная дезинтеграция теории, парадигматических конструкций и философских школ в области стратегического управления дают основание некоторым ученым сделать вывод, что уровень развития стратегических исследований в настоящее время как никогда высок, но в то же время из-за необозреваемости объекта изучения дальнейшие исследования затруднительны.

По западным оценкам, лишь 5% предпринимателей разрабатывают и реализуют собственную стратегию, получая при этом прибыль выше средней, остальным такая стратегия недоступна. Бытует мнение, что задача формирования стратегии – это задача крупных организаций, т.е. для выработки и реализации стратегии организации необходимо обладать достаточной экономической массой и/или высокой экономической мобильностью. Эти качества должны позволить ему целенаправленно двигаться в океане рыночного хозяйства, а не просто плыть по волнам. Экономическая масса дает возможность противостоять ударам динамичной и неопределенной внешней среды, неуклонно следовать стратегическому курсу. Экономическая мобильность создает условия для эффективного маневрирования в изменяющейся обстановке, умелого уклонения от «девятого вала» рыночной стихии и последовательного продвижения к своей цели, используя скрытые возможности внешней среды и скорость передвижения. Многими авторами утверждается, что выработка и реализация стратегии предприятия требуют больших затрат ресурсов. С одной стороны, это позволяет большинству организаций ставить вопрос о стратегии лишь в схоластически теоретическом плане, с другой – именно поэтому совершаются крупные стратегические ошибки.

Одной из основных целей настоящей книги является желание показать, как задача оптимизации исполнения всего множества операций при всей ее сложности может быть правильно аналитически решена. А при автоматизации ее решения – как решение этой задачи может стать повседневной и обыденной работой управленческого звена любой организации независимо от ее размеров и экономической мощи.

Click to enlage

Click to enlage

«Контроль» и «контроллинг»

Понятие «контроллинг», имеющее английские лингвистические корни (англ. «controlling»), впервые было использовано (в рассматриваемом контексте) в рамках немецкой школы делового администрирования и при своем рождении в наибольшей степени соответствовало русскому слову «координировать» (Koontz, Weihrich, 1988). В настоящее время, в первую очередь, в силу причин, связанных с развитием информационных систем, это понятие все больше приближается к герундию английского глагола «to control» («руководить, регулировать, управлять», но не (!) «контролировать») и выражает новую концепцию управления, порожденную практикой современного управления (Хан, 1997). Классики немецкого бизнес-администрирования признают архитектуру системы управления с обратной связью базовой моделью системы корпоративного контроллинга. При этом ими имеется в виду, что реализация управления организацией, построенного на принципах системы с обратной связью, упирается в информационную проблему, которая концентрируется в задаче управленческого учета. Эта проблема стала ключевой при реализации схемы контроллинга. Поэтому начинающему читателю работ по контроллингу иногда не видна за частной проблемой задача контроллинга в целом.

Одной из основных причин возникновения и внедрения концепции контроллинга стала необходимость в системной интеграции различных аспектов управления бизнес-процессами. Контроллинг обеспечивает методическую и инструментальную базу для поддержки основных функций управления: планирования, контроля, учета и анализа, а также оценки ситуации для принятия управленческих решений. Хотя истоки контроллинга прослеживаются с XV - XVIII вв., он стал популярен за рубежом (в США, Германии и др. странах) в последние десятилетия. В России интерес к контроллингу стал проявляться в начале 1990-х годов. По многим причинам «контроллинг» не мог не подвергнуться многоликой интерпретации в рамках различных дисциплин (Карминский и др., 1998; Ананьина и др., 1998; Манн, Майер, 1994; Малышева, 2000; Ойхман, Попов, 1997; Фатхутдинов, 1997; Уткин, Мырынюк, 1999; Пич, Шерм, 2001). 

Прежде всего, это связано не только с фонетическим сходством разных по смыслу слов – русского «контроль» и английского «control», но и с различными подходами к определению понятия управленческий учет как одной из функций контроллинга. С большой степенью условности можно говорить, что до конца ХХ века рядом существовали две основные «школы» управленческого учета.

Первая рассматривает управленческий учет как систему сбора и интерпретации информации о затратах, издержках и себестоимости продукции, что ближе к термину «контроль». В рамках этой школы большее внимание уделяется нормативному характеру подобной информации и ее значению для получения «внешней отчетности» предприятия. Упрощенно можно считать, что это расширенная система организации учета для целей контроля за деятельностью предприятия.

Вторая школа базируется на том положении, что основная задача любой учетной деятельности - обеспечение управленческого персонала предприятия своевременной и полной информацией для принятия управленческих решений, и что имеет место «системозависимый» характер учетной деятельности, то есть неразрывная связь технологий учета с технологиями управления компанией в целом и/или ее частями. Такой подход соответствует понятию «managerial accounting», который может быть переведен следующей фразой «организация учета, исходя из потребностей управления». При таком подходе к понятию управленческий учет относятся не только система сбора и анализа информации (например, об издержках предприятия), но и система управления бюджетами (то есть планирования) и система оценки деятельности подразделений. Существует также более узкая трактовка данного понятия, при которой под «managerial accounting» понимается формирование специальных отчетов из имеющихся бухгалтерских данных для целей поддержки принятия решений. Однако, в широком и узком смысле - это уже больше управленческие, нежели бухгалтерские технологии.

Современный этап осмысления термина «управленческий учет» характеризуется тем, что центр тяжести все более и более переносится на слово «управленческий». Это связано не только с тем, что современные стандарты и предлагаемые на рынке технологии организации учета все более и более определятся именно управленческой задачей, стоящей перед предприятием. Такие изменения происходят в соответствии со здравым смыслом. Руководителям надоело учитывать. Они теперь хотят управлять. Поэтому, из-за необходимости изменения учетной информации для целей управления на смену «нормативному или налоговому» учету вполне естественно приходит учет управленческий, который в действительности существовал всегда даже в российской коммерческой практике как «черный» учет.

Финансовый учет, распространяющийся на деятельность подразделений организации в отдельности (а возможно, и на каждого сотрудника) приводит к тому, что они становятся элементами экономической системы организации. Поэтому, внедрение глобального бюджетирования (как подсистемы системы контроллинга) открывает для контроллинга новые перспективы. Имеется в виду то, что с помощью бюджетов осуществляется контроллинг экономической системы — управление по отклонениям от запланированных (нормативных) показателей, которое основано на принципе обратной связи и соответствует автоматическому регулированию в технической системе.

Современный контроллинг представляют сейчас в виде подмножества всего множества организационных операций, которое реализует замкнутый контур управления предприятием. Другими словами, организационные мероприятия контроллинга управляют всем множеством организационных операций, включая и те, которые входят в подмножество контроллинга.

Поскольку операции контроллинга входят в состав управляемых операций, то контроллинг является системой саморегулирования. Правильно построенная система контроллинга должна показывать вклад подразделений в результат исполнения системы операций. Основные результаты такого анализа предназначены, как правило, для исполнителей операций высшего звена (исполнительные директора, члены совета директоров). Контроллинг позволяет кардинально улучшить качество управленческих решений и повысить эффективность бизнеса. В условиях финансовой нестабильности, острой конкуренции и снижения доходности операций применение контроллинга в виде целостной системы является реальным конкурентным преимуществом. Оно выражается в том, (1) что контроллинг стремится обеспечить долгосрочное существование предприятия, (2) что реализация всех функций контроллинга нацелена на поддержку разнообразных функций исполнителей операций, (3) что особенностью данной концепции является ее стремление максимально скоординировать действия всех подразделений предприятия для достижения основных целей.

Таким образом, система контроллинга это не что-то принципиально новое, а просто новое сочетание методов и принципов управления, которое позволяет в другой плоскости посмотреть на проблему долгосрочного существования предприятия в условиях рынка. В настоящее время контроллинг является основной прикладной областью разрабатываемых методов ИО.

В настоящей книге система контроллинга рассматривается не как учетная система, а как новая и основная концепция управления, вызванная к практике современными реалиями рыночной экономики: жесткой конкурентной борьбой, большими потоками информации самого разного рода, наличием достаточно большого набора возможных вариантов решения существующих проблем и т.д.

Исследование операций и автоматизация управления

Многими авторами утверждается, что идеологические корни современных подходов к автоматизации управления организациями идут еще от Тейлора, Эмерсона, Ганта, хоторнских экспериментов Мэйо, ранних исследований экономистов Кейнса, Леонтьева. Роль этих достижений заключалась в том, что организационная и социально-психологическая обстановка в организациях была подготовлена к восприятию требований применения моделей и вычислительной техники. Другие авторы отмечают роль специфических достижений. Это, например,

bullet

довоенные (например, варианты систем конфигурационного управления, реализованные на счетно-перфорационных машинах);

bullet

достижения военного периода (например, система управления конвейером при производстве транспортных судов для обеспечения ленд-лиза);

bullet

послевоенные достижения:
bullet

методологии системотехники, системного анализа и теории систем;

bullet

машинные системы организационного управления: целевые (ПЕРТ), хозяйственные (управление заказами, финансами, ресурсами), отраслевые (управление банковской и страховой деятельностью);

bullet

объектно-ориентированный подход, который вскоре воплотился в понятиях «проект» и «проектный подход» и, в конце концов, в методологию «проектного управления» (Project Management).

Идея автоматизации проектирования организаций в СССР и за рубежом развивается с конца 1960-х - начала 70-х годов. В эти годы в СССР были выполнены работы по созданию программных комплексов формирования оргструктуры, оперативных документов, процедур и др. Большой объем работ был осуществлен по автоматизации проектирования АСУ, включая проектирование баз данных, программ и документации (Бедняков и др., 1971; Евдокимов, Рейнер, 1980; Розинкин, Хотяшов, 1977). В 1986 г. под руководством ИПУ АН СССР (рук. А. Г. Мамиконов) была проведена Всесоюзная конференция по автоматизации проектирования АСУ.  Это была важной исторической вехой в развитии отечественной науки о проектировании организаций.

Несомненно, первые идеи организационного проектирования были предложены Файолем и Эмерсоном. Общий взгляд на организацию как на воплощение универсальных схем, по-видимому, восходит к работам А. Богданова (Богданов, 1912). Ориентированное на практику модельное описание иерархической организации как совокупности координируемых решений разработано М. Месаровичем (Месарович, Мако, Такахара, 1973). Работа Месаровича дает пример детально разработанного математического системного описания одного класса организаций. К этому направлению принадлежат и работы некоторых отечественных ученых (Колесников, 1988). Развитие кибернетики, методов оптимизации, системотехники, а позже системного анализа и теории систем оказало значительное влияние на подходы к проектированию организаций, демонстрируемые в работах известных авторов (Форрестер, 1971; Джонсон, Каст, Розенцвейг, 1971; Станфорд, 1969; Янг, 1972; Бир, 1979; Акофф, 1972). Вопрос о деятельности как о схемно-рефлексируемой сущности поставлен и довольно подробно разработан И. С. Ладенко в направлении, называемом «интеллектуальные системы» (Ладенко, 1987). Ладенко рассматривал общие вопросы деятельности, мышления, обучения и управления с использованием моделей, фактически заложив основы методов автоматизации мыслительной деятельности, ориентированной на ППР.

Труды классиков организационного строительства и перечисленные достижения 1960-70-х годов, в настоящее время развиваемые в рамках ИО и концепции контроллинга, послужили теоретической основой построения современных автоматизированных СУП.

Идея нормативного проектирования систем организационного управления всегда присутствовала в попытках построения деятельности организаций на основе применения математической модели (сетевой, конвейерной, очередей, линейного программирования и др.). Как общий принцип построения целостных организаций эта идея была осознана в середине 60-х годов (Никаноров, 1967). Метод концептуального проектирования (МКП) систем организационного управления, разрабатываемый с начала 70-х годов в СССР (Никаноров, Персиц, 1972), представлял собой развитие этой идеи и является оригинальной отечественной разработкой, долгое время не имевшей аналогов за рубежом.

Основным толчком в разработке новых методов организационного строительство явилось осознание, что метод проб и ошибок чрезвычайно расточителен. Он действует медленно, негарантированно, неподконтрольно и допускает лишь в небольшой степени свое совершенствование. И, что хуже всего, он ведет к деинтеллектуализации специалистов и руководителей. Разработчики МКП исходили из того, что разрабатываемый ими метод не должен быть связан с требованием проектировать лишь один определенный класс систем организационного управления. Он должен позволять для одной и той же предметной области в проектной ситуации проектировать, если необходимо, любую систему из широкого набора классов систем, образовывать поколения систем, типовые и индивидуальные системы. Высокая эффективность МКП в отношении перечисленных требований была достигнута за счет соединения в одно целое познавательных и проектных процессов. Это удалось сделать, благодаря введению в практику понятия «система организационного управления» (СОУ), понимания проекта СОУ как функционального устройства, как человеко-машинного воплощения абстрактных теоретико-системных классов, преодоления сложности за счет применения инженерной версии восхождения от абстрактного к конкретному в форме синтеза теоретико-системных схем.

Представление о СОУ изначально соотносилось с ППР. Поэтому полагалось, что внутри организации может использоваться много разнообразных СОУ для выработки необходимых решений[2]. Таким образом, СОУ определялись как инструментальные средствами, используемые коллективом данной организации в своих интересах. С другой стороны, СОУ, как имеющая дело с ППР, может выходить далеко за рамки деятельности сложившейся организации и таким образом становится инструментом в руках интегрированного межорганизационного коллектива, который принимает решения.

МКП предполагал, что проект СОУ является функциональным устройством, каждый раздел которого полностью обеспечивает деятельность специального потребителя проекта, выполняющего определенную роль: рассмотрение проекта СОУ, утверждение проекта СОУ, реализация, освоение, функционирование СОУ, поддержание, модернизация системы. Проект СОУ включает все, что касается технологии управления, как «человеческой» части СОУ, так и машинной. В него входят также и описание необходимых организационных форм, требующихся для действия СОУ, правовые аспекты, а также все необходимое для установления отношений между СОУ и организацией-»пользователем».

Поскольку основная идея концептуального проектирования СОУ заключается в том, что проектируемые СОУ понимаются как человеко-машинные воплощения определенных теоретико-системных схем, то для решения такой задачи потребовались соответствующие понятийные средства, которые в контексте проектного процесса приобретали технический характер. Таким понятийным средством является конструктивная теория систем, каждый из элементов которой - определенный класс систем - может быть теоретическим образованием будущей материально воплощаемой СОУ. Очевидно, что разработчики МКП в контексте популярной в 1970-е годы теории конструктов взяли на вооружение объектный подход к проектированию организаций. При этом системообразующим классом являлись сущности, близкие по смыслу к понятию «операция», описанному ранее.

Проблема МКП заключалась в выяснении того, что играет роль конструктов (например, роль прямоугольника, в области организационного управления). Очевидно, без решения такой задачи нельзя ставить на какую-либо более или менее удовлетворительную основу всю проблематику организационного управления. Разработка МКП СОУ явилась решительным шагом в этом отношении. Были сформированы теоретико-системные конструкты и техническая возможность их использования при проектировании СОУ. Основными средствами КП СОУ являлись:

библиотека моделей, содержащая в определенной технической форме вышеупомянутые системные конструкты (теоретико-системные классы; каталог методов, т.е. инструментов (машин, средств отображения, каналов связи и т.д.), которые могут быть использованы при проектировании систем организационного управления как будущие ее компоненты);

машинные программы, поддерживающие процесс проектирования СОУ. Здесь мы видим на сколько близок МКП к современным методологиям организационного проектирования.

Вызывает восхищение предвидение авторов МКП проблемы проектной безопасности. Ими отмечалось, что общая для всего «проектного» подхода опасность заключается в догматизации проекта или лежащих в его основе предположений, монополизации процесса проектирования группой лиц, использующих спроектированную систему управления в своих интересах. Преодоление этой опасности видилось в реализации точного пошагового процесса постулирования, при котором каждый шаг может быть предметом общественного контроля.

Предлагаемые в настоящее время СУП различается не только архитектурой построения и разнообразием функций, но и экономическими концепциями, положенными в основу. Однако если с российскими продуктами все более-менее понятно (подавляющее большинство их выросло до соответствия современным требованиям из пакетов для бухучета), то с западными все обстоит иначе. Именно, массовое «увлечение» научными методами управления в конце 50-х связывается с рождением за рубежом концепции СУП, являющейся первым опытом применения системного подхода к автоматизации управления организациями. Речь идет о задаче планирования потребностей в ресурсах или о MRP-концепции СУП[3]. С тех пор появилось множество других аббревиатур, являющихся отражением различных нюансов во внедрении научных методов управления: JIT, MRP II, MES, ERP, COMMS, OPT, CIM,CALS (см.Приложение 2). Основной вывод, который может быть сделан из анализа всего разнообразия СУП, это то, что идеология MRP стала базой для развития современной философии управления [4], а также информационных и производственных технологий, удовлетворяющих различным «причудам» J поставщиков и пользователей СУП.

Опубликовано большое количество обзоров, в которых делалась попытка сравнить перечисленные концепции с точки зрения их отношения к множеству задач, решаемых на предприятии, а также с учетом их соотношения друг с другом (Альтшулер, 1997; Когаловский, 2000аbc; и др.). Традиционно анализ отличий концепций СУП, перечисленных выше, так или иначе сводился к сравнению по следующим признакам: (1) способ решения задачи оценки состояния предприятия; (2) способ моделирования предприятия (бизнес-процессов); (3) способ выработки управляющего воздействия. Современные автоматизированные СУП находятся в процессе непрерывного совершенствования, и чрезмерно сложны для восприятия одним человеком всей гаммы функциональных возможностей, которые они предоставляют и, которые, как правило, никогда не используются на практике в полном объеме. Поэтому такая методология анализа приводит к получению неоднозначных и противоречивых выводов L.

Основная проблема видится в продолжающемся доминировании у многих авторов устаревшей точки зрения на контроллинг, сводящийся исключительно к учетной процедуре L. Отсюда пристальное внимание исследователей к структурно-информационному аспекту СУП (какая информация содержится в СУП, как она организована, какие информационные модули используются, какие аналитические средства содержатся). Очевидно, получаемые таким образом выводы не могут быть формальными, а поэтому отражают лишь личные пристрастия или вкусы авторов (т.е. необъективны). Часто аргументы в пользу той или иной СУП базируются лишь на рекламных слоганах разработчиков СУП.

Выше было показано, что «операция» является объектом управления в организациях, основной категорией современного научного управления, главным объектом исследования бизнес-аналитиков и консультантов и, по всей видимости, любой деятельности человека. При этом оптимизация исполнения всего множества операций как модели организации является целью СУП. Поэтому, представляется единственно разумным проводить анализ различных вариантов СУП по следующим признакам:

(1) система организационных операций, описываемая в СУП (информационный аспект);

(2)  математический метод, используемый для оптимизации исполнения системы организационных операций (управленческий аспект).

Невозможность классифицировать рассматриваемую СУП по второму признаку говорит о том, что она по сути является не СУП, а лишь информирующей (!) учетной системой K.

 

Продолжение

[1] АВС-метод позволяет указать на возможные пути улучшения стоимостных показателей. Цель создания ABC-модели - достичь  улучшений  в работе предприятий по показателям стоимости, трудоемкости и производительности. Проведение расчетов по АВС-модели позволяет получить большой объем АВС-информации для принятия решения (Ивлев, Попова, 2000).

[2] В настоящей книге, напротив акцентируется внимание на возможность разработки стандартных процедур поддержки принятия управляющих решений и, как следствие, построения единой системы управления организацией.

[3] Справедливости ради следует отметить, что в начале 50-х уже была реализована JIT-концепция СУП в Toyota Motor Corp. Однако, степень автоматизации и системной интеграции этой концепции была в то время еще недостаточной, чтобы быть сопоставимой с MRP, как это обстоит сегодня (Schonberger, 1985, 90, 96).

[4] Концепции управления MRP была востребована рынком, что послужило одной из причин появления в 1957 г. ассоциации APICS -  Американского общества управления производством и запасами. Ассоциация не занимается консалтингом, внедрением или разработкой. Это сообщество специалистов в области управления производством, прежде всего популяризирующих свою деятельность и современные концепции (MRP, ERP, COMMS). Сегодня у APICS около 70 000 членов по всему миру. Они ежемесячно получают журналы Ассоциации, в которых, например, есть раздел светской хроники, повествующий, какое предприятие какую систему выбрало, а какую выбросило и почему. Выходят специализированные издания, при закупках новейшей литературы члены APICS пользуются некоторыми скидками. Проводятся семинары и конференции, кроме того, APICS сертифицирует специалистов в области управления производством. На Западе ссылка на такой сертификат  -  очень хорошая строчка в резюме специалиста (особенно при устройстве на работу). Татарстан -- единственная российская республика, где в 1996 г. система мировых стандартов MRP II и ISO 9000 была принята в качестве внутреннего государственного стандарта управления промышленными предприятиями. 

 

E-MAIL

Revised: октября 03, 2010

Спонсорскую поддержку сайту обеспечивают: