Back
Home
Up
Next

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Главы из монографии "Целевое управление корпорациями"
© С.В. Рубцов 2001

[ Оглавление ] [ Список сокращений ] [ Библиография ]

Формирование теорий рационального управления
производством

 

Развитие взглядов на управление производством происходило параллельно или под воздействием изменения общих концепций управления обществом. В течение почти всего ХХ века теория и практика общественного администрирования была по большей части прагматической и нормативной, чем теоретической и концептуальной. До середины ХХ века и появления первых работ ·-·-· Макса Вебера (Max Weber), отца современной социологии, теоретические аспекты общественного администрирования практически не развивались. Это объясняет, почему общественное администрирование в отличие от других социальных наук не оформилось в законченную научную дисциплину.

Основным принципом общественного администрирования было обеспечение общественных нужд при минимальных затратах (принцип экономии и эффективности). Только он в основном принимался в расчет при проведении различных реорганизаций. Возрастающая важность иных критериев (общественные нужды, справедливость и равноправие, вовлечение граждан в управление обществом) не смогла повлиять на главенствующий статус этого принципа.

Принцип экономии и эффективности фокусировал общественное администрирование на проблеме формальной организации, все болезни которой могли быть вылечены той или иной реорганизацией. Большинство организационных принципов было заимствовано из военной, а не из экономической сферы. Например, это:

(1)  организация департаментов, министерств или агентств на основе общих или близких функций;

(2)  объединение близких видов деятельности в одном подразделении;

(3)  согласование ответственности с полномочиями;

(4)  принцип единоначалия;

(5)  ограничение количества работников, подчиненных одному руководителю;

(6)  различение операционной и менеджерской деятельности;

(7)  использование принципов менеджмента только в исключительных случаях (необычная или особо важная задача);

(8)  построение четкой цепочки командных полномочий и соответствующих ответственностей.

В пограничной области двух школ управления – "научной" и "административной" находятся результаты ··-·-·· работ Анри Файоля (Henry Fayol) – “отца процессного подхода” к управлению. Опираясь исключительно на собственный опыт управления группой компаний Comambault (ныне LeCreusot-Loire), обобщил свои взгляды на менеджмент в концепции администрирования. Файоль в 1916 году определил основные функции менеджмента (прогнозирование, планирование, организация, руководство командой, координация и контроль). Основные элементы управления представил как процессы (функции), сформировал начальные представления о планировании, организации, руководстве, координации, мотивации, контроле и др., предложил универсальные принципы управления (Fayol, 1930, 49, 69). Важным был вывод Файоля о том, что по мере служебного продвижения управляющий освобождается от узкоспециализированных навыков и обязанностей, превращаясь в администратора широкого профиля. Сформулировал 14 принципов управления и определил необходимые качества менеджера. Независимые исследования Файоля были сильно коррелированы с работами Тэйлора, что он демонстрировал, применяя идеи Тэйлора относительно производства к общему понятию "организация".

Гаррингтон Эмерсон (Harrington Emerson) был первым аналитиком, сформулировавшим ·-·-·отличия управленческого и исполнительского труда и выделившим задачу разработки стандартов для трудовых операций. Он же в 1912 г. сформулировал 12 принципов производительности. Эмерсон и Чарльз Бедо (Charles Bedaux) творчески развивая, основные теоретические положения "научного менеджмента", работали над формулировкой универсальных принципов и элементов управления. В той или иной мере они внесли свой вклад в концепцию оценки временных характеристик работы, разработку метода стоимостного анализа, системы упрощения труда и методики управления цехового производства (Emerson, 1976, 79; Christy, 1984).

В конце XIX века многие европейские компании управлялись на семейной основе, в которых работники трудились на определенного человека, а не на организацию. С именем Макса Вебера связывают рождение ·-·-·теории бюрократического (административного) управления. Он отстаивал мнение, что организации должны управляться на безличной, сугубо рациональной основе. Им обоснованы основные принципы рационального поведения руководителя (Weber, 1958, 1964, 1968, 1983). В основу понятия "рациональное управляющее решение" он положил представление о целевой рациональности. По этому представлению, рационально поступает тот субъект, который свои действия ориентирует на цели, средства и последствия, соизмеряя при этом как средства с целями, так и цели с вытекающими последствиями. Поступки субъекта в таком случае не подвержены ни воздействию аффекта (тем более эмоций), ни традиций. Вебер свои исследования поведения менеджера осуществлял применительно к своей концепции бюрократии. Термин "бюрократия" он использовал, чтобы описать феномен возникновения больших организаций с фиксированной иерархической структурой, жестким распределением функций, установившимися правилами поведения. Взгляды Вебера на организацию позже подверглись критике как неконструктивные для условий изменяющейся среды и при наличии требований гибкости к производству и управлению. Тем не менее, жизненность рекомендаций Вебера продолжают доказывать успехи таких компаний как всемирно признанная United Parcel Service (или UPS), известная своим жестким бюрократическим стилем (Daft, 1989).

До и после Вебера классические экономисты не делали различий во взглядах на менеджера и работодателя как на индивидуума, применяющего на практике правила организации. Эти понятия объединялись в субъекте, который одновременно манипулировал средствами производства и рабочей силой. Такие взгляды доминировали до выхода в свет классической работы ·-·-·Адольфа Берлье (Adolf Berle) и Гардинера Менса (Gardiner Means), в которой авторы показали, что акционеры крупных компаний не оказывают непосредственное влияние на производство, а мотивации директоров отличаются от мотиваций акционеров (Berle, Means, 1933).

Следуя Веберу, первые школы бизнеса стоили свои программы обучения в соответствии с функциональным разделением менеджмента. Позже пришло понимание объединяющей функциональной роли менеджмента, и основное внимание стало уделяться проблемам принятия решений, лидерства и взаимодействия компании со средой.

А. Богданов (настоящая фамилия – Малиновский) - подлинный основатель ·-·-·современной теории систем и организаций, предвосхитивший многие особенности предприятий посттейлоровской эпохи, заложивший фундамент современной теории систем и организаций (Богданов, 1912; Тарасов, 1998).

В основе тектологии лежат понятия формирования и регулирования динамических комплексов (систем). Богданов вводит три типа комплексов: организованные, дезорганизованные, нейтральные и, утверждая, что эта таксономия зависит от наблюдателя и контекста, по сути, формулирует принцип относительности в теории организаций. Система (или комплекс) у Богданова не просто множество или вектор составляющих с определенными отношениями между ними. Его комплекс есть процесс или поток независимых процессов производства составляющих, связанных циклами развития и деградации. При этом проводится четкое различие между организацией и структурой. Под организацией понимается сеть процессов производства ее составляющих, а структура есть особый пространственно-временной образ (паттерн) произведенных составляющих. Процессуальный взгляд на организацию сложных систем, предполагающий все большую полноту функционального использования их свойств и структур, можно считать краеугольным камнем реинжиниринга.

Таким образом, Богданов хорошо осознавал, что понятие организации выражает двойственность некоторого действия и его результата. Организация рассматривается им не как конечное состояние, нечто застывшее, а как процесс постоянных преобразований, связанных с непрерывной сменой состояний равновесия. Его ведущую мысль о том, что непрерывные организационные изменения подчиняются определенным объективным законам, можно напрямую соотнести с современными взглядами на построение предприятий как на инженерную деятельность. В отличие от Тейлора, рассматривавшего организационную систему как замкнутую и находящуюся в неизменном окружении, Богданов подчеркивал, что “только активное использование внешней среды обеспечивает сохранность системы”. В русле представлений об открытых системах внешняя среда видится как одна из главных детерминант организации, а также как источник неопределенности. Система у Богданова не просто взаимодействует со средой, но будучи структурно связанной с ней адаптируется к изменениям и коэволюционирует со средой. Современные концепции посттейлоровских предприятий, предусматривающих полное удовлетворение потребностей клиента ( в частности гибкие предприятия – agile enterprises – с максимально быстрой реакцией на изменения конъюнктуры рынка ), сегодняшние представления об "общей судьбе" предприятия и поставщиков, предприятия и подрядчиков, прогнозы о появлении класса "произвотребителей" (prosumers), т.е. потребителей, активно участвующих в производстве предметов потребления, по сути, конкретизируют давние идеи Богданова.

Для описания важных закономерностей функционирования организаций Богданов ввел понятия динамического равновесия, прогрессивного и консервативного отбора, регулятора и бирегулятора. Прогрессивный отбор, лежащий в основе возникновения, роста и развития системы, включает механизмы положительного и отрицательного отбора. В случае положительного отбора в системе увеличивается неоднородность компонентов и количество внутренних связей и, таким образом, повышается ее сложность и степень автономии частей.

Тезис Богданова о положительном отборе как средстве повышения автономности и функциональной целостности организации предвосхищает современные идеи многоплановой и многофункциональной работы на базе многоцелевых технологий. Эти принципы лежат в основе концепции автономной междисциплинарной рабочей группы – системной единицы предприятия нового типа; успешное формирование подобных единиц – один из важнейших результатов реинжиниринга.

Положительный отбор обычно повышает не только эффективность организации (например, среднюю производительность труда), но и ее неустойчивость. Поэтому необходимы меры, которые ослабляют его действие и охватываются термином “отрицательный отбор”. При отрицательном отборе повышается порядок и однородность, возрастает уровень централизации и координации отдельных действий. Отрицательный отбор повышает структурную целостность и устойчивость системы, но одновременно снижает ее функциональную эффективность.

Направленность отбора, от которого зависит возникновение форм организации, относительно стабильна в неизменной среде; наоборот, в быстро изменяющейся среде отбор идет то в одном, то в другом направлении. Очевидно, что механизмы структурной селекции тесно связаны с определением рациональной меры децентрализации–централизации системы. Централизация ускоряет адаптацию и облегчает специализацию элементов системы. Но по мере развития централизации все труднее совершенствовать технологии и внедрять инновации. Поэтому надо установить некоторый уровень децентрализации, обеспечивающий большую защищенность системы (автономия способствует выживанию) и возможность продуктивного развития инициативы отдельных звеньев. При этом следует инициировать и поддерживать противоположные тенденции по отношению к классическому принципу специализации, а именно, идеи многофункциональности, процессы реинтеграции, ротации отдельных функций на предприятиях. Эти идеи Богданова об эффективном соотношении децентрализации и централизации, специализации и реинтеграции в организациях на 70-80 лет опередили свое время.

С именем Богданова связана также целенаправленная разработка организационных структур на основе предсказания будущих направлений их развития и в первую очередь развития в кризисных ситуациях. Его концепция "коллективной структуры", способствующая стиранию граней между управляющими и работниками, может считаться прямой предшественницей посттейлоровских организаций. Чем сложнее организация, тем больше шансов у нее столкнуться в ходе развития с кризисной ситуацией, необходимостью структурной перестройки. Лишь в 70-е годы эти идеи заново сформулированы и конкретизированы.

В своих трудах Богданов четко сформулировал принципы автономного поведения и близко подошел к идеям современной теории автопоэзиса (autopoiesis) и замкнутой круговой организации процессов (Maturana, Varela, 1980). Так, понятие автономии тесно связано у него с круговоротом, рекурсией и регенерацией. Автономная система операционно замкнута, если ее организация характеризуется процессами, которые рекурсивно зависят друг от друга и образуют устойчивую структурную единицу в области гомеостазиса.

Сохранение и развитие целостности, индивидуальности системы обеспечиваются в автопоэтических процессах самообновления (self-production), когда гомеостатическая система при внешних возмущениях постоянно заменяет собственные составляющие. Иными словами, автопоэтическая организация означает образование сети самовоспроизводящихся и саморегулирующихся процессов.

Все вышеизложенное позволяет сделать следующий общий вывод. Подобно тому как в трудах классиков английской политэкономии были сформулированы важнейшие положения рыночной экономики (например, принцип “невидимой руки”, законы рынка – стоимости, разделения труда, конкуренции, взятые за основу в классической теории предприятий, тектология Богданова и более поздние работы неоклассической школы организаций содержат необходимые теоретические предпосылки реинжиниринга предприятий и создания посттейлоровских предприятий нового типа[1].

Джеймс Муни (James Moony), бывший вице-президент General Motors, многими историками причисляется к группе родоначальников административной школы управления и школы "человеческих отношений" (Moony J. 1931, 34, 47). В частности он продемонстрировал, что открытые в ХХ веке "принципы организации" были известны с древних времен. Проведя исторический анализ военных, правительственных, деловых и религиозных организаций, он обнаружил ·-·-··, что все они основываются на иерархической системе взаимоотношений.

Тэлкот Парсонс (Talcott Parsons) разработал ·-·-·теорию активных систем (action systems), в соответствии с которой социальная система представлялась во взаимодействии с тремя другими активными системами: культура, индивидуальность и поведенческий организм, а целостность социальной системы обеспечивалась наличием признаваемых ценностей. По Парсонсу активные системы отличаются функционально. Социальная система выполняет интегрирующую роль, система "культура" – роль сохранения и изменения схем творческого поведения, система "индивидуальность" – роль системы целеполагания для индивидуума, система "поведенческий организм" – роль адаптатора множества возможных действий индивидуума к психофизиологическим условиям жизни. Следуя Парсону, организация является социальной системой, которая сфокусирована на достижение целей и содействует, в первую очередь, осуществлению целей более крупных организаций и общества в целом. Теория Парсонса оказалась достаточно общей, чтобы в ее рамках талантливые интерпретаторы могли построить разнообразные модели систем производственных отношений (Parsons, 1937, 61).

Бруно Люссато (Bruno Lussato) сформулировал ·-·-·шесть нормативных принципов организации предприятия с позиций неоклассической школы: (1) максимизация прибыли; (2) контролируемая децентрализация; (3) субординационный веер; (4) управление "от целей"; (5) самоуправление в автономных подразделениях; (6) мотивация через соревнование (Lussato, 1976). Эти принципы показывают путь перехода от классических предприятий к предприятиям нового типа.

 

 Продолжение

 

 

[1] Всеобъемлющая наука об универсальных типах и закономерностях строения и развития разных организационных форм, разных систем, общая теория организации была создана А. А. Богдановым. Но тектология Богданова, как и более ранние попытки его предшественников, долгое время не имела успеха и первоначально была воспринята лишь немногими, как, например, известным экономистом В. А. Базаровым, который применял ее к изучению проблемы хозяйственного баланса, проблемы, которая приобретает особую актуальность в наши дни. Положительно отнесся к тектологии также Н. И. Бухарин, что определенно сказалось на некоторых его экономических работах. Можно было бы назвать еще несколько сторонников тектологии, но их было немного. Главная причина этого заключалась в том, что всеобщая теория организации не соответствовала господствующему стилю специализированного научного мышления, не соответствовала господствующей интеллектуальной традиции. Но в нашей стране играла роль не только пугающая новизна тектологии. Дело в том, что, как это хорошо известно, Богданов выступал ранее по философским вопросам и неоднократно подвергался резкой критике, и поэтому многими в нашей стране тектология рассматривалась как философская работа (“метафизическая система”, по выражению одного из критиков), как продолжение его старых философских воззрений. В нашей философской литературе, в которой довольно долго господствовала деборинщина, а затем митинщина, тектология (как впоследствии и кибернетика) была предана анафеме. Поэтому когда в 40-х годах появилась “общая теория систем” известного австрийского биолога Людвига фон Берталанфи, то не заметили или не захотели заметить, что ее положения повторяют, хотя и частью в модернизированной форме, тектологические идеи Богданова. Между тектологией и общей теорией систем Берталанфи так много общего, что невольно возникает мысль о прямом влиянии Богданова, тем более, что немецкий перевод названных двух томов “Всеобщей организационной науки” был издан в Берлине в 1926 и 1928 гг.

 

E-MAIL

Revised: октября 03, 2010

Спонсорскую поддержку сайту обеспечивают: